Гольфстрим

Кантемиров начал своё выступление не так, как было запланировано. Он сам не ожидал, что начнёт говорить то, что только что пришло ему в голову:

-Знаете, пока вы заходили в этот промёрзший зал, пока собирались в это великолепное здание посреди некогда самого преуспевающего города мира, я стоял и смотрел за окна, на бушующий там, в бездне под нами, снегопад и свирепый штормовой ветер на сорокаградусном морозе и за это небольшое время, что был предоставлен сам себе, передумал многое….

Он окинул внимательным взглядом собравшихся, вдруг почувствовав неподдельное внимание и интерес к его словам.

Лица большинства присутствующих были напряжены и заинтересованы.

Это вселило уверенность и придало Владу силы говорить.

-Передо мной вдруг пронеслась целая жизнь, — продолжил он, — и открылась картина первооснов человеческого существования! И потому я начну своё выступление с того, с чего даже и  не предполагал его начинать. Я начну своё выступление с… нравственности….

По залу прокатился лёгкий шумок, который словно дуновение ветра на секунду заглушил шорох миллионов колючих снежинок, с бешеной скоростью проносящихся за прозрачными стенами зала и скребущих о стекло небоскрёба.

Кантемиров снова обвёл взглядом зал и после некоторой паузы продолжил:

-Да-да, вы не ослышались. Я не проповедник, но начну именно с этого! Ведь то, что вы видите сейчас за окном, — он обернулся к прозрачной стене и сделал широкий жест рукой, показывая за окно, на белую пелену бушующего бурана, — это, по сути, результат её отсутствия! До меня только сейчас, наверное, дошло это! Только сейчас!

По залу, снова, словно ответ на его слова, прокатился шумок возмущения, но Кантемиров не обратил внимания на эту реакцию.

-Все мы без исключения, — он обвёл указательным пальцем вытянутой вперёд руки зал, потом положил ладонь на свою грудь, — в том числе и я, привыкли применять нравственность в каком-то ограниченном пространстве, как бы позволяя самим себе вне этого пространства эти законы не соблюдать! Трудно поверить, но ещё пару минут назад я даже не думал об этом!.. О том, кого или что надо винить, в том, что происходит сейчас там! – он снова указал рукой в сторону прозрачной стены за спиной. – Я очень сильно волновался, пока ожидал начала этой конференции. И знаете что?! Я волновался напрасно! Я волновался не о том!.. Да, признаюсь, я хотел рассказать вам о своём проекте и после этого убеждать вас дать мне денег…. Мне, в самом деле, требуется очень много денег! Когда я говорю «очень много денег» – это означает, что мне требуется столько, что ни один миллиардер не в состоянии дать мне такую сумму!.. К слову сказать, первоначально я рассчитывал, что расходы будут намного скромнее, а результаты будут видны быстрее, но ошибся… Я не экономист! Я инженер, поэтому… да, простят меня мои инвесторы, но проект просто захлёбывается от нехватки средств! Вот о чём должно было выступать мне перед вами.

Но, пока стоял и смотрел за окно, вспоминая свою жизнь, я вдруг понял, что просить вас надо мне не о том. Просить вас мне надо стать нравственными людьми….

Цивилизация начинается там, где начинается нравственность. Звучит банально, заезжено и пафосно, не правда ли?!

Но давайте присмотримся к тому, как это работает в действительности. Если вы требуете от кого-то соблюдения норм морали, при этом не считая нужным соблюдать эти нормы самому, то это и есть безнравственность.

Безнравственны бывают не только люди. Безнравственными бывают сообщества людей, правительства и целые государства. «Что позволено Юпитеру – не позволено быку!» — хорошее выражение для оправдания безнравственности. Остаётся только причислить себя к Юпитеру, а оппонента нарядить в быка! И можно вести себя по отношению к нему как угодно безнравственно. Но, хочу заметить, что и у оппонента нет особых оснований считать себя обязанным соблюдать нормы морали, а уж тем более выполнять навязанную вами роль. Почему он должен делать это?! Только потому, что вы присвоили себе положение Юпитера?!.. Сомнительное основание! И вот тогда тот, кто успел «стать» Юпитером, начинает навязывать роль быка другому. Он применяет силу, чтобы нормы морали соблюдались оппонентом. И с этого момента нормы морали перестают быть таковыми. Мораль из-под палки – это не мораль, это пародия на мораль, это аморальность!

И вот здесь мы подходим к вопросу взаимозависимости нравственности и цивилизации.

Моисей, получив от бога скрижали с десятью заповедями, положил начало новой цивилизации. Однако заповеди надо не только иметь, их надо ещё и соблюдать! Их должны соблюдать все, все без исключения, и соблюдать добровольно!

Несоблюдение заповедей при их наличии – это лицемерие. А лицемерие – путь к закату цивилизации. Человек, не соблюдающий одну заповедь из десяти, не важно, под каким предлогом, не соблюдает их все. Его нравственность рушится по эффекту домино. И общество рушится по эффекту домино. И цивилизация гибнет на вершине своего могущества, не понимая, почему это происходит!

Так уже бывало не раз. Мы не первая цивилизация на этой планете. Можно искать различные причины исчезновения предыдущих цивилизаций: изменение климата, всемирный потоп, падение гигантского метеорита, извержение супервулкана – да что угодно! За уши можно притянуть всё, что хотите! Но причина краха всех предыдущих цивилизаций, о которых мы даже и не знаем или знаем понаслышке, в легендах и мифах, лежит под ногами, на самом видном месте! И она, как ни странно, в безнравственности, в попрании норм, соблюдение которых есть основа существования общества и цивилизации.

Вот и теперь мы стоим на пороге краха. В принципе, можно уже говорить, что мы прошли точку невозврата. И сейчас можно ставить вопрос лишь о том, чтобы организовать фактически новую цивилизацию, устроить существование её в новых условиях и постараться привить её адептам осознание необходимости соблюдения норм морали… или позволить всему идти так, как есть. В первом случае нужно будет сделать усилие, в том числе и усилие моральное, чтобы отдать деньги вновь возникшему спасителю мира, который может таковым и не оказаться. Во втором…. Во втором можно ничего не предпринимать или делать вид, что предпринимаете что-то! Но что-то мелкое, несущественное, консервативное, направленное лишь на незначительное улучшение текущего состояния дел, впрочем, результат будет тот же, как если бы вы ничего и не делали в ожидании конца. Он наступит! Не ваш личный конец! Я говорю о конце цивилизации! И вот теперь вы стоите перед выбором, сделать над собой усилие и передать эстафету новой цивилизации, которая ещё едва различима, либо стать последними могиканами умирающей общности людей, её завершающим существование окончанием. И тогда путь к новой цивилизации будет мучительным и долгим. Он будет лежать через тысячелетия забвения, одичания и потери всяких воспоминаний о том, что когда-то мы, люди, были на этой планете. Конечно, тем, кто канет в лету, это кажется не важным! Но подумайте о том, что пред высшим судом истории, мироздания, бога вы будете теми, кто не передал эстафеты, а предпочёл безволие усилию нравственности! Вас будет судить высший суд за то, что, обладая всеми возможными ресурсами, вы испугались применить их и позволили человечеству сгинуть….

Кантемиров чувствовал, как задыхается. Было странно, но ему не хватало воздуха произносить слова, как будто устремившиеся на него колючие взгляды из зала жалили его, словно осы и не давали дышать. Но, не смотря на то, что задыхался, он продолжал говорить:

-….И вот я стою перед странным противоречием. Я не мессия – это точно. Я сам знаю это!

И я стою перед вами, взяв на себя роль мессии. Спрашивается, на каком основании? Только потому, что я что-то придумал, изобрёл, предложил человечеству?! Но этого не достаточно, чтобы выполнять эту роль. Поэтому вы сами должны принять решение. А я лишь сообщу вам, что можно предпринять для выживания человечества….

Кантемиров снова прервался, стараясь отдышаться. Было неловко от того, что он почему-то задыхается. От пламенной речи в горле пересохло, он налил воды из графина в стакан и выпил одним залпом прежде, чем продолжить:

-Знаете, даже если вы не примите мой план, люди выживут! Очень немногие…. Те, кто и прежде жил в условиях, близких к натуральному хозяйству, почти без доступа к благам цивилизации, таким, как медицина, современные лекарства, электричество, водопровод, канализация, кредиты, субсидии, скоростные дороги, трансатлантические лайнеры и аэробусы. Они, даже если и ощутят на себе изменения климата, то, в большинстве своём, останутся живы простому потому, что привыкли жить в условиях лишений и добывать себе скудное пропитание единственными доступными для них способами: возделыванием земли, охотой и натуральным хозяйством. Конечно, там, куда пришла вечная мерзлота и арктические морозы, доля их тоже будет незавидна. И тех, кто сможет приспособиться к новым условиям, будет меньше и среди них. Но!.. Те, кто смогут, останутся жить, как это не раз уже бывало и прежде.

Однако в таком случае, это будет уже не цивилизация! Ни старой, ни новой – не будет, вообще, никакой цивилизации! Это будут просто жалкие остатки человечества, кстати, в подавляющем большинстве своём настолько безграмотные, что многие из них даже читать и писать толком не будут уметь.

В таком случае можно будет говорить о гибели цивилизации! Поскольку цивилизация – это не только совокупность достижений и возможностей её носителей по управлению окружающим миром, но и правила общежития в мире себе подобных!

Не останется носителей инженерной мысли, знаний, моральных устоев – и все достижения нашей цивилизации канут в небытие! Выжившие уже не будут являться носителями информации о результатах прогресса, достигнутых в развитии человечества. И впереди тех, кто останется жить, будет ждать эпоха мрачных, нескончаемых времён, подобных временам каменного века. Человеческое сознание опуститься на уровень первобытных людей в силу своей деградации, угасая от поколения к поколению. Выжившие представители человечества вконец одичают и многие столетия будут заниматься лишь одним – вести борьбу за выживание. Производительность труда, если о такой, вообще, уместно говорить в условиях натурального хозяйства с применением самых простых средств труда, а впоследствии и без них, поскольку они в условиях отсутствия промышленности, станут роскошью, а позднее и вовсе исчезнут, упадёт в тысячи раз. В результате выжившие люди в течение последующих долгих тысячелетий будут способны на производство средств пропитания, вряд ли достаточных даже для поддержания своей жизни и выкармливания немногочисленных детей. А голод и болезни станут такими же естественными спутниками оставшегося на земле человечества, какими были прежде, в стародавние времена. И если первые поколения, оставшиеся после климатического апокалипсиса, возможно, ещё и будут что-то передавать своим детям как память об исчезнувшей цивилизации, то последующие — вряд ли. Я думаю, что через несколько поколений, пять или шесть – не важно, люди вообще забудут, что такое письменность. Да и их словарный запас сузиться до пары сотен слов, необходимых для обеспечения первобытной жизни.

В лучшем случае, через тысячи лет, если какие-то воспоминания и останутся о нашем сегодняшнем человечестве, то это будут до неузнаваемости искажённые мифы. И тогда через многие тысячелетия, когда разовьётся и встанет на ноги новая, неведомая нам цивилизация, возможно, у неё будут существовать какие-то странные легенды про нас, которые будут, мягко говоря, весьма приблизительно передавать представление о том, как мы жили. И вряд ли по тем мифам можно будет хотя бы в ближайшем приближении воссоздать то, чем было наше человечество. Подумайте сами, что останется от нас к тому моменту, когда новая цивилизация достигнет развития такого уровня, что станет интересоваться не только своей историей, но и начнёт предполагать, что до неё на Земле также существовали разумные существа. Так уже не раз было! В том числе, и человечество не является исключением! Лишь на рубеже двадцать первого века мы стали робко предполагать, что и до нас были неведомые нам цивилизации, которым Земля так же, как и нам, была родным домом. Мы что-то знаем об Атлантиде, которая существовала во времена младенчества человечества, а не за десятки тысяч лет до его появления! Мы что-то слышали о Лемурии, о Гиперборее! Но толком, ни про одну из этих цивилизаций мы не знаем ничего. Между тем, до сих пор многие учёные считают, что до человечества на Земле были только динозавры! Хотя факты, геологические раскопки и необычайные находки монументальных сооружений явно искусственного происхождения, возраст которых насчитывает сотни тысяч и даже миллионы лет, говорит об обратном! До нас на земле существовали разумные существа, обладавшие технологиями, которых человечество так и не смогло достичь! Почему я говорю в таком тоне, как будто бы человечество уже прекратило своё существование? Почему я говорю о нём в прошедшем времени?! Да потому что в нынешних условиях у человечества лишь один шанс выжить – это потратить все возможные средства и усилия на развитие предлагаемого мной проекта! Так, как вижу его я! В полном объёме!..

Кантемиров снова остановился, но удушье уже отпустило, и он продолжил говорить среди тишины зала, нарушаемой гудением тепловых пушек и скребущими по стеклу снежинками:

-Подумайте, что найдут после нас через несколько тысячелетий на Земле?!.. Ничего! У нас нет ничего монументального, что просуществовало бы столько же времени, как, например долина Наска, Стоунхендж, пирамиды в Египте и в Южной Америке. Наши сооружения, наши жилища, наши памятники, наши храмы? Они все примитивны и не рассчитаны на то, чтобы простоять тысячелетия! Всё это пыль для веков! Всё это недолговечно! Через несколько сотен лет забвения от них не останется ничего! Только песок!

Впрочем, вряд ли человечество заслужило память о себе! Изуродовавшее до неузнаваемости родную планету в погоне за прибылью корпораций, этих монстров, возникших, как порождение зла под видом добра и блага. Корпорации – что это такое в свете будущего знания о нас тех, кто будет позже человечества населять эту планету?! Наверняка у них будет совершенное другое устройство общества! И тогда им будет совершенно непонятно, как человечество умудрилось погубить планету ради обогащения кучки своих представителей за счёт нищеты и страдания его подавляющего большинства. Быть может, им будет просто непонятно, что такое, вообще, это обогащение. И тогда они скажут, что те, кто жил до нас, погибли, потому что были глупы. Да-да, глупы! А как иначе можно назвать устройство общества, в котором его правители, вершина цивилизации, не заботятся о благополучии самого тела цивилизации, её народов, подавляющего большинства?!

Посмотрите на нашу историю со стороны, взглядом обитателя иных миров, либо взглядом тех, кто будет жить после нас через тысячелетия! Устройство нашего современного мира выглядит просто дико! Мы все, всё человечество, вовлечены в один вселенский балаган, называемый потребление. И, как это ни смешно, но целью потребления является вовсе не удовлетворение потребностей всех членов общества, по крайней мере, в элементарных вещах. Эта цель, как раз таки, не интересует ни одного из тех, кто ответственен за будущее нашей цивилизации. Целью этого потребления является прибыль! Прибыль любой ценой! Прибыль кучки мегамагнатов, захвативших все рычаги управления планетой! А зачем им эта прибыль – было бы разумно спросить?! Её ведь не засолишь, не сохранишь?! Хотя они-то, как раз таки, наверное, и думали, что нули в компьютерной программе или листы бумаги, обозначающие денежные знаки, есть мера богатства! Люди эти, обретя мультимиллиардные состояния, давно уже отделили себя от человечества! Они стали нравственными уродами, которые не понимают, что всё их богатство существует постольку, поскольку на Земле есть жизнь. Смею вас уверить, что они потеряли связь с реальностью! И то, что вы видите сейчас за окном – подтверждение тому! Эти люди отделили своё богатство не только от жизни человечества, которой оно было создано. Они считают даже, что жизнь человечества и их богатство – вещи не взаимосвязанные.

Я не знаю, как это объяснить, кроме как тем, что эти люди, потеряв обратную связь, называемую иначе «совесть», с человечеством, которое они теперь держат не более чем за расходный материал, давно вынашивают планы сокращения его численности. Единственное, что они упускают из вида, так это то, что вместе с численностью живущих в мире людей размеры их баснословного богатства уменьшатся пропорционально, а когда человечество исчезнет вовсе, горы их золота и сейфы с деньгами, тонны их бриллиантов и драгоценностей будут представлять не большую ценность, чем придорожная пыль….

Кантемиров опять прервал речь, потому что в зале слышался недовольный, нарастающий шум. Подняв руку вверх, он сделал паузу, подождал, пока все не успокоятся и продолжил:

-Ещё пять минут терпения, господа! И я вас больше не задерживаю!.. Так вот, существует парадокс между целью тех, кто достиг неимоверного могущества и считает необходимым «подстричь газон», и результатами накопления ими богатства. Я бы назвал его ножницами потребления.

Не для кого, наверное, не секрет, что богатство возникает только там, где есть денежный поток. В свою очередь денежный поток зависит от численности потребителей и интенсивности потребления. Интенсивность же потребления зависит не только от желания субъектов, удовлетворяя свои потребности, приобрести объекты потребления, но и от их возможности сделать это. А это зависит от размера их кошелька. Так вот, в конце двадцатого века был изобретён аморальный способ, позволяющий при всеобщем постоянном обнищании человечества непрерывно увеличивать рост потребления благ цивилизации. И способ этот стоял на трёх китах: ускорение морального и физического износа большинства товаров, снижение их цены за счёт непрерывного снижения качества и долговечности и как можно более длительное предоставление ресурсов для потребления с отнесением времени расчёта во всё более отдалённое будущее.

Потребителям стали давать в долг столько, сколько им было нужно для потребления, совершенно не сообразуясь с уровнем их доходов. Ведь самым главным был рост богатства, а долги, включённые, как активы в капитал толстосумов, давали хороший прирост этой массы, называемой балансом корпорации. Это всё же был выход лучший, чем прежний, когда производители просто уничтожали результаты перепроизводства товаров. Так стоимость не уничтожалась, а превращалась в чей-то долг, что было гораздо выгоднее с точки зрения ведения бизнеса. Зачем уничтожать результаты перепроизводства, неся невосполнимые убытки, когда можно отдать это в долг неимущим, а потом, уже спустя время, требовать с них оплаты? Пусть этот долг был сомнительным, но вернуть его хотя бы мизерную часть было лучше, чем просто зарыть результаты труда в землю!

В итоге человечество получило парадоксальную ситуацию стремительного увеличения потребления, опережающего рост не только его численности, но и его доходов! Финансовые организации субсидировали потребление предоставлением кредитов вплоть до буквального навязывания их потребителям, которые только выразили желание приобрести вещь. Фактически они надували их карманы воздухом, создавая иллюзию достатка и толкая на приобретение всё новых и новых товаров и услуг. При этом банки совершенно не волновало, что люди, получающие их кредиты на потребление и услуги, не в состоянии были и прежде оплачивать уже выданные им кредиты других, а потом всё чаще и этого же самого банка. Но кредиты всё равно выдавались. А долги стали переносить в будущее. И здесь, весьма кстати, возникло изобретение нового способа записи информации, когда долг стал неразрывно связан с плотью и кровью должника! Банкиры научились вести счета должников прямо в их ДНК, добавив туда специальный ген, служивший чипом для учёта баланса задолженности. При этом у банкиров пропал сам страх банкротства, не смотря на то, что долги нищего большинства человечества перед ними всё время увеличиваясь, как снежный ком. Но это больше не беспокоило корпорации, потому что банки изобрели то, что дало их праву требования вечную жизнь, пронзающую многие поколения бедноты! Долг можно было взыскать теперь и через десятки поколений должника.

Как вам известно, вскоре, в результате такой экономической экспансии потребления, навязанного им имущими, неимущие в подавляющей своей массе стали их не только пожизненными, но и посмертными должниками! Теперь должниками были уже не люди, а целые родовые ветви! Человечество за несколько десятилетий необузданного, бессмысленного потребления стало должно кучке баснословно богатых людей мира на многие поколения вперёд.

Ещё не родившиеся дети родителей, что безудержно потребляли блага цивилизации, уже были должны магнатам.

К тому же, для увеличения интенсивности процесса потребления, а значит, и роста продаж, был придуман ещё один способ. Он заключался в изобретении «одноразового» потребления. Смысл его заключался в том, чтобы заменить практически все вещи, которые прежде могли служить долго, скажем, нескольким поколениям людей, вещами «одноразовыми», которые были не только рассчитаны лишь на непродолжительное время или ограниченное число циклов использования, но и не поддавались никакому ремонту в принципе, либо стоили новыми гораздо дешевле, чем отремонтированными.

Как вы помните, сначала «одноразовыми» стали мелочи, те же шприцы, стаканы, вилки, ложки, тарелки. Но в итоге всё закончилось тем, что качество сложной бытовой техники, радиоэлектронной аппаратуры, автомобилей и даже оружия стало «одноразовым».

Дешевле было сделать сотню новых, чем отремонтировать одну старую вещь. Да и технологии стали меняться, совершенствуясь, так быстро, что вещи морально устаревали, едва став собственностью потребителя. А массовое производство и постоянная модификация пластика сделали его основным сырьём для производства всего, что прежде производилось из металла, бумаги, натуральных тканей. Даже многие продукты питания стали производиться из пластмасс! Молоко, мука, сахар, шоколад, мясо – всё это в итоге стало изготавливаться из пластика. А натуральные продукты сделались роскошью, доступной лишь миллиардерам! Да и зачем пить натуральное молоко простому обывателю, если молоко, изготовленное из пластмассы ничем по вкусу, цвету, запаху и другим осязаемым качествам от него не отличается?!

При этом производство стало настолько высокотехнологичным и дешёвым, что новый автомобиль, более модной модели, стоил дешевле предыдущего, а купить новое было выгоднее, чем заниматься ремонтом старого. Причём ремонтопригодность сложных устройств также постоянно и сознательно, планомерно, раз от раза снижалась, а потребителям рекламой и идеологией общества навязывался стереотип, что проще и дешевле купить новое, чем ремонтировать старое. По сути, так оно и было.

Корпорации не жалели денег на рекламу, культ моды, идеологию «одноразового» применения, сводившего вещи, прежде бывшие ценностью, к сути материальной услуги, которую не жалко было выбросить после однократного использования.

Фактически получалось так, что, если прежде люди что-то могли приобретать с целью инвестирования заработанных средств в некую вещь, то в последние времена объектов для таких инвестиций просто не осталось. В итоге и благодаря этому интенсивность потребления стремительно нарастала. При этом все средства сдерживания потребления были блокированы. Корпорации добились того, что беднейшие слои общества все едва заработанные деньги тут же тратили на потребление, ничего не оставляя на накопление. Да и какое могло быть накопление, когда все поголовно были должны корпорациям?! И теперь заработанные деньги даже не успевали попасть в руки к беднякам, как тут же уходили в доход корпораций….

Кантемиров осмотрел зал. Ему показалось, что он находится в окружении гадюк, которые только и ждут, чтобы броситься жалить его. Единственное, что их останавливало – отсутствие сигнала вожака. И он пока был неразличим среди этой толпы.

Владислав вдруг подумал, что зря, вообще, начал это выступление. Ведь не зря же что-то так и подмывало его сбежать. Но он, напрягшись, остался. Теперь надо было говорить всё до конца. Для него это ничего бы уже не изменило.

-Такое понятие, как товары длительного пользования, — продолжил он, внимательно обводя присутствующих взглядом, — исчезло из жизни людей навсегда, поскольку даже такие предметы, как молоток, лопата, дрель, автомобиль, телефон – всё производилось на роботизированных заводах, стоило очень дёшево и становилось всё дешевле, и совершенно не поддавалось ремонту.

Фактически и автомобиль, и телефон, и практически всё, что ещё совсем недавно служило хотя бы поколению людей, теперь превратилось в прекрасные, но недолговечные, дешёвые и непригодные к ремонту вещи, больше похожие на услугу. Весь мир стал сервисом по потреблению вещей-услуг. И более того, даже средства производства этих «одноразовых» вещей стали «одноразовыми». Те же роботы, которые делали на автомобильных заводах машины, теперь стали изготавливаться «одноразовыми», из пластика. Их стоимость, качество и долговечность так же всё время снижались. В конце концов, они тоже превратились в подобие услуги, поскольку были предназначены для производства лишь одной единственной марки автомобиля или, скажем, утюга, которые в свою очередь очень быстро морально и физически изнашивались. Теперь «одноразовыми» стали целые заводы, которые после выхода из моды той или иной модели или после завершения расчётного количества циклов производства попросту утилизировались, а проще говоря, пополняли горы мусора.

Благодаря всем этим новациям и мерам, предпринятым магнатами и их корпорациями, интенсивность потребления ресурсов планеты многократно возросла, что, в свою очередь, многократно увеличило прибыли самих корпораций, а значит и их магнатов. Но вместе с тем, с массовым потреблением производителями товаров «одноразовых» заводов, работающих практически без людей, с роботизацией всех сфер торговли и услуг, также выкинувшей людей на улицы, платёжный спрос многократно сократился. При этом долги потребителей достигли по времени отсрочки уже времён правнуков самих потребителей.

Кантемиров остановился на секунду, но, вдруг почувствовав, что его сейчас остановят, перебьют, тут же продолжил, едва вздохнув:

-Как вы знаете, в итоге человечество скатилось в финансовый кризис, сросшийся с ускоряющимся избыточным потреблением. И как ни парадоксально, но целью нашей цивилизации в конечное столетие её существования стало не эффективное развитие, а интенсивное увеличение потребления всего, что только можно потребить, всеми доступными способами.

Человечество превратилось в ферму по самовоспроизводству и выращиванию хомячков, которые должны есть, пить, развлекаться всё больше и больше, при этом имея на это всё меньше и меньше наличных средств и всё больше и больше попадая в зависимость к корпорациям. В конце концов, наличные и безналичные деньги, кэш, как самостоятельная, отдельная от биологической жизни форма фактически прекратила своё существование среди девяноста процентов населения Земли. У девяти из десяти людей остались только долги перед корпорациями, которые стали теперь неотделимы от носителя информации, от их тела, от их генов, а потому от их плоти даже в будущих поколениях, поскольку всё население планеты стало должно магнатам на много поколений вперёд. В обиходе у этой части человечества остались только кредитные деньги, которые представляли собой векселя, зашитые прямо в людские гены через специальный портал на лбу или руке человека.

И с этой поры классовое деление общества стало происходить по этому признаку. У магнатов и правителей мира бляшек на коже руки или лба не было, зато у всех потребителей она была, как вшитая кредитная карта. Немногочисленный класс магнатов и правителей с этого времени стал отличаться от огромного, подавляющего большинства человечества чистотой своих генов от долговых обязательств. В то время как последние имели не только специально нанесённый платёжный паспорт на руке или на лбу, через который данные о размере долга записывались в его ДНК, но и гены, загрязнённые долговыми обязательствами. Они передавались всем потомкам должника. И теперь раса господ отличалась от расы потребителей на уровне генов. Понятно, что ни о каких браках между отпрысками магнатов и потомками потребителей теперь не могло быть и речи. Их гены стали просто несовместимы, и у них на физическом уровне стало происходить отторжение, в результате чего потомство от таких связей появиться просто не могло!

Так было воплощено в жизнь право поколений магнатов сквозь века получать свою прибыль от прошлого потребления ресурсов планеты со вчерашних, сегодняшних и завтрашних потребителей через их внуков и правнуков в будущем.

С тех пор дети простых людей стали рождаться уже с долгами перед корпорациями магнатов, зашитыми в их генах, а дети магнатов стали рождаться, обеспеченные не только текущим капиталом, правом собирать долги с живущих и будущих поколений потребителей на многие годы и даже многие поколения вперёд, но и с чистыми, рафинированными, не изуродованными генной инженерией ДНК.

И ведь знаете что?!.. Ведь создание внутри ДНК человечества гена-«чипа», отвечающего за финансовые сношения с корпорациями, за учёт долгов человека перед ними, тоже выдавалось как благо: «О! Мистер! О, сэр! О, любезнейший! У вас нет денег расплатиться с нами?! Это не беда! Ни для Вас, ни для нас! Проблема решается очень просто! Мы внедрим в ваше ДНК свой чип-«ген», который просто будет учитывать, сколько вы нам должны. И можете и дальше наслаждаться всеми прелестями потребления благ цивилизации! Ведь вы для этого и живёте! Кто будет платить?! Нет, ну, разумеется, вы! Только не сами вы!.. В смысле, не только вы, но и ваши дети, внуки, правнуки. Они будут помогать рассчитаться вам с нами за ваши долги. Думаете это ужасно?! Вряд ли! Только подумайте, они с рождения будут носить в своих генах долг, и им будет не привыкать платить и быть должным! Нет, ну, разумеется, чем больше вы отдадите, тем меньше отдавать им. Но это же ваше право – потреблять, и это ваше право оставить ваши долги наследникам! Конечно, они не виноваты, что так вышло…. С одной стороны! Но с другой стороны, они родились от Вас, и этим уже виноваты перед нами! Вернее, извиняемся, не виноваты, а просто должны! Впрочем, мы не настаиваем, но тогда…. тогда вам надо будет немедленно вернуть нам всё, что вы нам должны, и отказаться от дальнейшего потребления!»

Знаете, мало у кого хватило бы ума сделать так! Тем более что рассчитаться немедленно, как предлагали магнаты, многие были не в состоянии: их долги уже тогда были неподъёмными. Другие, кто и мог это сделать, просто не смогли удержаться от соблазна потребления. Когда у тебя небольшая зарплата, а все вокруг, твои родственники, друзья, знакомые, только и делают, что безудержно потребляют всё, что только могут, в кредит, устоять практически не возможно! Тем более что от такого аскетизма шансы перейти водораздел и стать магнатом, не знающим ограничений ни в потреблении, ни в притоке денег, как были, так и останутся практически равными нулю! Единственное что, но ведь об этом никто не думает, такой отказ поможет остаться человеком, а не превратиться в биоробота, перерабатывающего планетарные ресурсы в мусор и нечто эфемерное, чуждое самой природе мироздания – в абстракцию, отягощающую существование одних ради баснословной гордыни других, выражаемой записями в чипах-генах биоробота-потребителя.…

Но эта эфемерность сумела материализоваться. Она проникла в материю, причём не в какую-то, а в живую материю, став вместе с духом, оживляющим её, её незримым, но ощущаемым атрибутом!

В результате всех этих метаморфоз долг человечества небольшой группе магнатов стал не только всеобъемлющим, но и объёмным, потому что приобрёл четвёртое измерение – время, в котором протянулся в будущее через поколения, от потребителей-предков к потребителям-потомкам.

И именно долг, зашитый в гены людей, стал тем водоразделом, тем Рубиконом, который невозможно перейти! Он отделяет и теперь навсегда свободного, «чистого» человека от потребителя, так же навсегда, на многие поколения своих потомков вперёд, погрязшего в долгах.

И если магнаты на многие годы вперёд обеспечили своих детей капиталом, инвестировав его, в том числе и в человеческий капитал, буквально зашив его в ДНК должников-потребителей, то потребители навсегда стали людьми второго сорта, в чьих генах теперь из поколения в поколение передавался долг корпорациям.

И даже если с кем-нибудь из них случиться чудо, и потребитель через многие-многие поколения в будущем вдруг освободиться от долга, его гены всё равно будут иметь встроенный «чип» для записи, который невозможно будет удалить! И как бы человек не старался, его гены будут отличны и не совместимы с ДНК «чистых» людей….

Кантемиров снова остановился и передохнул, чтобы отследить реакцию собравшихся. Он знал, что здесь нет ни одного человека с клеймом на лбу или правой руке, и потому ему было интересно взглянуть на реакцию этих господ.

В зале царила тишина, и было снова хорошо слышно, как колючие снежинки за окном, проносимые ураганом, царапают, как микроскопические стеклорезы, зеркальную поверхность стеклянной стены небоскрёба.

Послушав эту напряжённую тишину, Кантемиров, продолжил:

-Сейчас очень хорошо слышно, как за окном царапает стекло результат глобальной гонки потребления. Изменение климата – вот расплата за потребление ресурсов планеты сверх всякой меры и загрязнение её горами мусора, которые разложатся позже, чем исчезнут с лица Земли последние железобетонные сооружения человечества. Но это и расплата человечества за то, что оно позволило магнатам вмешаться в свою природу, изменить свои гены, чтобы в награду за это иметь возможность безо всякой меры потреблять мишуру, именуемую благами цивилизации! Человечество пало духовно так низко, что, не в силах обуздать безмерное поглощение ресурсов планеты, которого прежде не знали никакие поколения людей, позволило надругаться над сутью самой своей жизни и записать себе в ДНК «чиповый» ген должника, разделивший его навсегда на два несовместимых класса существ: рабов и господ.

Конечно, классы существовали и прежде, но никогда это не определялось на генном уровне! Люди были едины, и любой раб гипотетически мог стать господином. Но теперь это стало невозможно! Ничем, ни трудолюбием, ни аскетизмом, ни старанием, ни семи пядями во лбу человек, рождённый от потребителя, не может теперь избавиться от гена должника в ДНК и от клейма на руке или на лбу! Как бы он ни был хорош и прилежен, он так и останется всего лишь потребителем! И у Пиннокио больше шансов стать человеком, чем у потребителя свободным от клейма человеком!..

С тех пор, как магнаты придумали, как сделать с помощью безграничного предоставления возможностей для потребления, долг по которому записывался бы прямо в ДНК и безо всяких ограничений передавался бы к потомству должника, из всего прочего населения планеты стадо «благодарных массовых потребителей», способное безгранично потреблять всё менее качественную и всё более недолговечную и дешёвую во всех смыслах продукцию, производимую их корпорациями, получающими непомерную маржу от всё более возрастающих объёмов потребления всевозможной мишуры и шелухи, с тех пор это самое потребление стало расти в геометрической прогрессии. Скорость оборота средств, а значит и скорость вымывания ресурсов планеты значительно возрастали. Этому способствовали и мода, преднамеренно культивируемая средствами массовой информации, и приобретающая всё больший масштаб реклама, и падающая культура потребления, забвение многовековых национальных традиций, и снижающаяся с каждым разом долговечность и надёжность вещей, всё быстрее стареющих и физически, и морально, и намерено невыгодная и архаичная процедура ремонта чего бы то ни было!.. Вплоть до лечения человеческого организма и восстановительной хирургии. Ведь не секрет, что сегодня организм больше половины «низшей» расы человечества имеет, до пятидесяти процентов искусственных органов, частей скелета и тканей. И их производство и потребление также поставлено на поток на тех же принципах, что и всех прочих товаров: раз от раза преднамеренно ухудшающееся качество и долговечность, а дешевизна и доступность позволяют потреблять потребителям всё больше благ всё более худшего качества. Некоторые потребители, чтобы избавиться хотя бы от части долгов, вынуждены продавать в специальные криобанки свои настоящие органы и заменять их дешёвым пластиком. Других это просто вынуждают делать. Многие из таких органов и частей тела начинали барахлить сразу же по истечению срока гарантии. Они словно были рассчитаны только на этот срок…. -Молодой, человек! – раздался вдруг посреди тишины чей-то раздражённый голос из аудитории. – Молодой, человек! Достаточно!!!..