Отдых шёл своим чередом. Возможно, другим всё происходящее было даже интересно, но только не ему.

Битлер скучал и грустил о Веронике. Ему не терпелось поскорее вернуться в Лондон. И, самое главное, его мучал среди прочих вопрос: когда же судьба позволит ему остаться с ней наедине?!

Всё было так нелепо!

К чему тогда было везти её в чемодане из Москвы?!..

Битлеру даже казалось теперь, что всё-таки существует какое-то предначертание судеб, по которому, что бы ни произошло, и где бы они ни находились, но время их встреч и расставаний заранее кем-то определено. И даже, будь они совсем рядом, но что-то, так или иначе, не даст им соединиться, словно между ними тысячи километров или же сотни лет!..

Это открытие пугало его! А потому в него не хотелось верить. И Битлер всячески стремился отнести эту мысль к разряду несусветной чуши, которая всё же без конца и края атаковала его мозг. Поэтому, когда в очередной раз, постоянно преследуемый этим навязчивым открытием, он зашёл после гольфа в фойе гостиницы, где кондиционер создавал прохладу в отличие от пекла на улице, и увидел сидящего на диване Гладышева, который с интересом смотрел фантастический фильм «Чужой», то бросился к нему, как утопающий к соломинке, и без обиняков, незадачливо даже как-то, спросил прямо с ходу:

-А как Ридли Скотт соотносится с Боном Скоттом?

-В смысле? – отвлёкся от экрана Дима и глянул снизу вверх на него так, словно сверху вниз.

-Ну, — Битлер слегка даже растерялся. Его посетила мысль, что он ведёт себя, как полоумный, что он тут же списал на мучающий его от усыхания по Веронике спермотоксикоз. – Они, что, родственники?.. Однофамильцы?!

-Насколько я знаю, Бон Скотт – это сценический псевдоним. Его настоящее имя Рональд Белфорд Скотт. А насчёт того, кто эти люди, – родственники или однофамильцы, – никогда не задавался таким вопросом. Впрочем, … в некоторой степени праздного любопытства было бы интересно выяснить до конца этот факт. Однако, то, что мы готовим, гораздо интереснее.

-А что мы готовим, если не секрет? – приобщился к идее с помощью «мы» Битлер.

-Ну, не знаю, как и сказать! Если вы до сих пор ничего не поняли, то вряд ли осознаете!.. Наше внедрение в биологическую сущность человека позволит продлить агонию системы капитализма!

-Для чего?! – удивился Битлер.

-Ну, наверное, чтобы такие, как ваш тесть, из гор денег сделали бы мега горы!

-Вам это интересно?..

-Интересно или нет, не мне решать! Люди спрашивают, можем ли мы это сделать. Мы отвечаем: можем. Они платят. Мы делаем. Это их игра….

-А в чём ваша игра?!.. Что-то подсказывает мне, что деньги вас мало интересуют!

-Это правда!.. Мне лично деньги не нужны! Я живу почти как дух, хотя и ограниченный рамками тела. У меня практически не осталось желаний и влечений…. За исключением одного….

-Если не секрет, какого?!..

-Когда-то, наверное, в другой жизни, я был страстно влюблён в одну девушку. И эта любовь – единственное, что горит в моём сердце и заставляет меня присутствовать здесь и сейчас. Верите – нет, но я мог бы давным-давно покинуть эту юдоль и унестись в иные миры!

-Что же вас останавливает?!

-Она….

-Вы всё ещё надеетесь быть с ней вместе?..

-Нет, — покачал головой Дима. – Мне это не нужно…. Просто любовь к ней заставляет меня оберегать её и, насколько это возможно, менять вектор её судьбы к лучшему….

-Очень интересно!

Битлер хотел спросить ещё что-то, но, видимо, Гладышев решил переменить тему разговора, затронувшую интимные струны его души, а потому заметил:

-Кстати, возвращаясь к Ридли Скотту, — он указал рукой на экран телевизора, — в будущем, если мы туда попадём, Ридли снимет в продолжение этого фильма несколько шедевральных лент, по сравнению с которыми эта, несмотря на всю великолепную игру Сигурни Уивер, — просто поделка.…

-Как понять «если туда попадём»?..

-Будущее инвариантно…. Оно может быть одним или другим…. Оно существует по законам фрактальной пространственной геометрии во всех своих проявлениях до последнего видимого из данной точки фрактала вариантов развития событий. Единственный вопрос – заданная размерность.

-В смысле, существует?..

-Существует – это и означает, что в каждой точке времени существует фрактальная конструкция вариативности дальнейшего развития событий…. Всё уже состоялось во всех своих проявлениях…. Вопрос только в том, куда мы пойдём в имеющейся цепочке фрактальных конструкций. И здесь всё зависит от размерности, которая определяется качествами человеческой души. Измени размерность, например, отказавшись от какого-то порока или приучив себя к добродетели, и фрактальная кривая твоего будущего будет рисоваться совершенно иначе! Но, в любом случае, в каждой точке бытия уже существует бесконечное множество готовых проявлений будущего, каждое из которых уже состоялось!.. В одном или нескольких из них Ридли Скотт снимет несколько, – где больше, где меньше, — продолжений «Чужого»….

-Откуда ты знаешь?!..

-А я там уже был…. Кстати, это верно, как и то, что в каком-то из состоявшихся, но не проявленных в нашей текущей жизни вариантов настоящего существует вполне себе здоровый и жизнерадостный Бон Скотт, который и не подозревает даже, что в некотором другом варианте развития событий он давно уже покойник…. Для некоторых людей сослагательное наклонение – это не бессильное «вот если бы…», а инструмент к действию, конструкция, которую они в силе воплотить.

-Я так понимаю, что одними из этих людей являетесь вы?!.. Вы с Охромовым?!..

-Вы понимаете правильно! – подтвердил Гладышев. – Изменение настоящего через нырок в прошлое для нас – банальная операция! Просто надо понимать её механизм и иметь инструмент для её воплощения. У нас есть и то, и другое!..

-А можно поподробнее?

-Поподробнее?!..

-Ну!.. Да!.. Про понимание механизма и наличие инструмента для воплощения?

-Это всё очень сложно!

-Вот как?! Вы, пожалуй, раза в два моложе меня! Неужели вы считаете, что я, человек, имеющий высшее финансово-аналитическое образование, не в состоянии понять то, что известно вам?!

-Ну, хорошо! – снизошёл до него Гладышев. – Постараюсь объяснить как можно проще. Понимание механизма начинается со знания…, нет, даже принятия как факта того, что любое событие настоящего инвариантно и имеет в совокупности множества окружающих по времени и пространству событий бесконечное число воплощений в будущем, построенное по отношению к настоящему по правилам пространственной фрактальной геометрии. «Пространственной», кстати, здесь я говорю только потому, что, хотя на самом деле фрактальное построение времени имеет гораздо большую, чем куб, многомерность, вообразить это человек не в состоянии, потому что ограничен трёхмерным знанием о мире. Так вот, вокруг каждого события настоящего в некой размерности по отношению к нему существует круг так называемого ближайшего окружения, имеющий форму фрактальной кривой, — если вы понимаете, о чём я, — ну, или фрактального древа, … к примеру, дерева Пифагора. Этот круг, к тому же, в своём развитии подчиняется и математической формуле рассеивания, — окунёмся в теорию вероятности, — определяемый среднеквадратической, присутствующей в функции, и, если привязаться его к конкретному событию и продолжить во времени, то образует так называемый жгут событий. Связи в жгуте событий распределяются всё по тому же правилу Буравчика, если вы ещё не забыли школьный курс физики, — как видите, финансовые знания не есть вершина познания мира! Так вот, жгуты событий в своей совокупности образуют уже более сложное, с отрицательной размерностью, фрактальное сообщество, — канат событий, если хотите, — выражение образное, и я его придумал только для того, чтобы объяснить вам своё видение мироустройства, которое здорово отличается от академического. Фрактальные канаты событий закручиваются в фрактальные спирали с той же отрицательной размерностью, которые также переплетаются между собой всё по тому же правилу Буравчика…. Ну!.. И так далее…. В общем, нырнув в эту пучину, обратно вернуться можно едва ли. Она напоминает, знаете ли, оболочку Мандельброта….

-Не понимаю, о чём вы!..

-Так это и не мудрено!.. Особенно, если учесть, что в настоящее время такого термина не существует в проявленной природе реальности…. А дальше?!.. Вы хотите углубиться в изучение вопроса механизма иного воплощения реальности дальше?!..

-Ну, а почему бы и нет?!..

-Потому что вам уже итак не понятно девяносто девять процентов всё из того, что я сейчас говорю. А если я продолжу углубляться в тему дальше, то боюсь, что информация просто расплющит вас, … как червяка на дне Марианской впадины! Я буду излагать банальные в иных мирах знания, но для вас это будет звучать не понятней тарабарского языка. Сначала я, заставив вас, походя, — иначе ничего не получится, — принять как постулат то, что время имеет пространство, перейду в мир скучных научных терминов, вроде таких, как регрессионный анализ, кривая тердрагона, Иерусалимский куб, t-распределение Стьюдента, куб Серпинского, перколяционный порог, составная сплайновая кривая Catmull-Rom, бифуркация памяти, броуновская поверхность, распределение Фишера — Снедекора, предел протекания, губка Менгера, комбинаторика, кривая Безье, перколяционный кластер, Архимедовы решётки, фрактальная универсальность динамических систем, циклы времени, логарифм кривой фон-Коха с произвольной ориентацией, алгоритм времени убегания, аттрактор Фейгенбаума…. Термины эти, думаю, вам, несмотря на ваше высшее финансово-аналитическое образование, вряд ли знакомы, а потому вы ни слова не поймёте из того, о чём я буду говорить вам в дальнейшем…. Вам оно зачем?!..

Битлер с сомнением, в растерянности перед массивом неизведанной информации, вдруг открывшейся перед ним в речах собеседника, пожал плечами.

-Вот видите! – словно подтверждая правоту его неуверенности в способности постигнуть истину, которую может поведать ему, сказал Дима. – Поэтому человек и не в состоянии постичь истину! Кстати, Христос потому и пытался донести знания о Царствие Небесном через притчи, поскольку, начни он говорить с людьми таким же языком, как я с вами, — не продвинулся бы в привитии своего учения и на йоту. А вы хотите, чтобы я вам на пальцах объяснил, как вернуться в прошлое, чтобы попасть в изменённое настоящее…. Да вы и сейчас пребываете во фрактальном множестве прошлого, настоящего и будущего, которое, если стряхнуть карму и отлететь от косма событий, выглядит как некое яйцо. Но человеку это не дано. И среди описанного мною хрупкого фрактального строения он двигается, как медведь в посудной лавке, круша его части. И каждый раз, даже если ему кажется, что он способен вернуться назад, человек всегда движется только в одном направлении – вперёд, по цепочке причинно-следственных связей, прервать которую выше его сил. Кстати, то, что ищут учёные, — я имею в виду так называемую тёмную материю, — они никогда не найдут, поскольку ищут там, где светлее, а не там, где потеряли….

-И что же такое эта тёмная материя, по-вашему?..

-По моему?.. Это не по моему, это так обстоит дело…. Кстати, если губку Менгера четвёртого уровня «секануть» поперечно через центроид и перпендикуляр к диагонали космоса, то, — к удивлению, — на иссечённой поверхности мы обнаружим фрактальные образы шестиконечной звезды, которая для непосвящённых – звезда Давида, а, например, для меня – двумерный образ куба Михаила….

-Я ни слова не понял из того, что ты сказал! – удручённо признался Битлер.

-А представляешь, если я продолжу говорить дальше?! – усмехнулся Гладышев. – А ведь здесь я даже ещё и не начал объяснять механизм иного воплощения через нырок в прошлое. Опять же, я говорю образно, потому что всё: прошлое, инвариативное настоящее и будущее, — весь косм событий мира, — находится рядом, на расстоянии вытянутой руки. Мы, вообще, если открыть самую большую тайну мироздания, существуем в бесконечно малой точке, силой мысли Творца развёрнутой до бесконечности Вселенной. Иные называют это Большим взрывом. Хотя никакого Большого взрыва не было. Это просто лишь проявление бесконечно малого движения мысли Создателя всего сущего. Мы его наблюдаем, будучи частью этого процесса. Частью самой мысли Творца. А для него все миллиарды лет существования Вселенной в нашем понимании времени – всего лишь миллисекунда деятельности его головного мозга!.. Всё фрактально!.. И более того! Всё фрактально до такой степени, что самое малое больше самого большого, а миллиарды Вселенных существуют в каждой бесконечно малой точке пространства!..

-Ты меня совсем запутал! – признался Битлер, массируя пальцами то ли от волнения, то ли от усталости глаза. – Ну, … хорошо!.. Раз всё так сложно со временем, объясни тогда, хотя бы, что такое «тёмная» материя?

-Что такое «тёмная» материя?.. Если хотите, это послед.

-Послед?!

-Ну, я сказал это образно!.. В общем, чтобы не ходить вокруг да около: тёмная материя – это остаточное проявление ближайшего непроявленного окружения фрактального жгута бесконечного множества реальных событий. Поскольку все события в косме состоялись, но не были проявлены в настоящем, в динамике поступательного движения они постоянно выглядят, — опять же образно, — как рассеивающийся дым. А раз так, то, во всяком случае, ближайшие по инвариативности к состоявшемуся непроявленные события должны обладать некоторой, пусть мизерной, но вполне материальной, физической массой…. Массой мысли, если хотите…. Массой идеи…. Вот сколько, по вашему, весит идея?!

-Вряд ли она имеет хоть какую-то физическую массу!

-Ошибаетесь!.. Поскольку мысль материальна, что уже почти доказано в настоящем проявлении мира, — в иных мирах это не вызывает сомнения, — то она просто обязана обладать некоторой массой!.. Пусть эта масса исчезающе мала, но в совокупности бесконечного множества окружающих событий, каждое из которых представляет всего лишь не воплотившуюся идею, их суммарная масса превышает массу проявленного вещества! Причём, масса идей возрастает в квадратической прогрессии по мере приближения к оси воплотившейся вероятности. И чем ближе событие к проявленному, тем больше его удельный вес по отношению к вариативным собратьям, находящимся дальше по радиусу от оси воплощения…. Кстати, о том, что идея имеет некоторый вес, свидетельствует и, как ни странно, религиозная практика….

-Вот как?! – удивился Битлер, которого от одного упоминания о религии всегда воротило.

-Да, представьте, что так! Например, в православной практике существует понятие исповеди, на которой человеку отпускаются грехи. После этого исповедавшийся чувствует насказанное облегчение, поскольку до того он нёс тяжесть грехов в своём сознании.

-Ну!.. И как это соотносится с обсуждаемой нами темой?! —  с недоумением возразил Битлер.

-Самым прямым образом!.. То, что человек после отпущения грехов чувствует облегчение, доказывает, что мысли имеют вес, потому как грехи – это не только проявленные поступки, но и недобрые мысли. Например, согласно православным канонам помышление о чём-то, допустим, прелюбодеянии, приравнивается к самому прелюбодейству!..

Битлер от слов Гладышева поморщился словно от зубной боли, но ничего не сказал в ответ.

-Нет, вы только вдумайтесь! Мысль о действии приравнивается к действию!..

-Ну, и что?!..

-А то, что это доказывает: мысль имеет вес! Пусть не такой, как проявленное действие, а гораздо меньший, даже мизерный. Но память о мысли записывается в душе и начинает её тяготить. А поскольку душа, по разным оценкам, сама весит около шести грамм, то для неё даже тысячная доля грамма составляет ощутимый вес. Когда священник производит обряд отпущения грехов, память о грехе стирается из хранилищ души, и человек вмиг чувствует неимоверное облегчение, пока не наберёт грехов снова. Таким образом, ощущение тяжести в душе от хранимых в ней не исповеданных грехов есть прямое доказательство того, что мысли имеют вес, а их совокупность и составляет ту тёмную материю, которую никак не могут обнаружить учёные!..

-Я такого бреда отродясь не слышал! – покивал головой финансист. – Нет, в самом деле!.. Это же надо приплести религию к физике и наделить душу, существование которой, вообще, является спорным вопросом, массой. Не говоря уже о том, что массой наделить и мысль….

-Если помните, — поправил его Гладышев, — то наш спор возник из моего желания объяснить вам механизм возврата в прошлое….

-Да, мы зашли куда-то уж слишком далеко, в какие-то Тмутараканьские дебри!..

-На самом деле, мои объяснения дебрями кажутся только вам. Мне-то всё предельно ясно! Более того, я этим активно пользуюсь не только для путешествий в пространстве и во времени, но и для одновременного позиционирования нескольких параллельных проявлениях. Иными словами я одновременно присутствую в нескольких параллельных мирах осознанно….

-Это как?!

-А так, что вместе со мной в этих параллельных мирах присутствуете и, к примеру, вы, и все другие сущие, живущие в одно время. Но разница между моим присутствием и их, в том числе, и вашим, в том, что вы об этом не знаете, а я знаю и контролирую своё присутствие в каждом из параллельных миров одновременно….

-Бред!..

-Представьте себе, что – да!.. Это бред! Скажу больше: некоторые виды шизофреников и даунов, — правда, далеко не все, — находятся в таком же состоянии, как и я: их сознание одновременно соприсутствует в нескольких параллельных мирах и буквально переливается между ними по степени своего воплощения. От того эти люди и кажутся сумасшедшими и невменяемыми. Впрочем…. Они и сами за редким исключением, не могут понять, где находятся конкретно, и что с ними происходит в данный момент времени, потому что события в параллельных мирах, даже находящихся в одном жгуте вероятности событий разнятся настолько, что любого сведут с ума….

-Это как со степенями склероза?..

-Какими?! – удивился теперь Гладышев.

-Не знаете?!.. Ну, первая степень: достал, поссал, забыл стряхнуть! Вторая: достал, стряхнул, забыл поссать! Третья: поссал, стряхнул, забыл достать!..

Гладышев весело и искренне рассмеялся:

-И всё?!

-Ну, да!.. А что?!..

-Ну, вы же финансист, то есть – математик. А потому должны знать, что у линейных событий с тремя объектами чередования не три степени свободы, а гораздо больше….

-Ну, например?!..

-Ну, например!.. Поссал, достал, забыл стряхнуть!.. Или стряхнул, поссал, забыл достать….

-Вы, я гляжу, хотите затащить меня в теорию вероятностей?!..

-А точнее – в комбинаторику. Ваш пример как раз из этой области. И, кстати, заговорили об этом вы!.. Но, если уж серьёзно говорить, то сознание таких людей, буквально расплёсканное по нескольким параллельным мирам, как раз-таки и подчиняется законам фрактала….

-И их можно вылечить путём вычислений фракталов?! – съязвил Битлер.

Гладышев на несколько секунд замолчал, будто обиделся на собеседника, но всё же нашёл в себе силы продолжить разговор, хотя и начал это с упрёка:

-Послушайте!.. Зачем я вам всё это объясняю?!..

-Ну, наверное, затем, чтобы я понял….

-Что?!.. С чего мы начали беседу?!..

Битлер напряг извилины, силясь вспомнить, откуда растут корни их длительной языковой перепалки, но лишь отрицательно в недоумении покачал головой: околонаучная беседа, в конце концов, заведшая их в явные дебри абсурда, состоящие из религии, времени, пространства, каких-то канатов и жгутов событий, шизофреников и дебилов с раздвоением личности, правила Буравчика, параллельных миров, грехов, души, массы, исповеди, священников, отпущения, облегчения и прочей белиберды, да ещё и стряхнул, поссал, забыл достать, — началась вроде бы даже и не понять с чего. Как исток полноводной реки, начинающейся с невесть какого ручейка, не виден во взгляде от её устья, впадающего в море, так и начало их беседы утонуло в каше информации.

-Вы поинтересовались у меня: родственники ли Ридли и Бон Скотт, — подсказал ему, наконец, сжалившись, Гладышев.

-Ах, да! – согласился Битлер. – Далеко же мы зашли!..

-Ну, раз уж зашли, давайте выходить обратно!.. В ходе беседы мы вышли на то, что я присутствую здесь, как и в некотором количестве иных миров, в которых события происходят параллельно со здешними. И то, что помогает мне это делать и одновременно держит меня в узде и не даёт сойти с ума подобно шизофреникам, также соприсутствующим в нескольких параллельных гравитационно-пространственно-временных системах, — это любовь к женщине….

-Очень интересно!.. Её случайно зовут не Вероника?! – вдруг догадался Битлер

Но Гладышев не ответил на его вопрос и только продолжил:

-Кроме того, вы поинтересовались, как мы будем «оживлять» Бона Скотта. Я вам ответил, что в некоторых параллельных мирах он и поныне живёт и здравствует! И неплохо живёт, между прочим!.. А для того, чтобы «притащить» его сюда, в эту реальность, у меня есть знания об устройстве механизма и, собственно, сам инструмент для воплощения…. Вам всё понятно?

-Не совсем, но я стараюсь уяснить….

-Думаю того, что я рассказал, вам уже достаточно, чтобы вы могли построить себе некий приблизительный образ описываемой мной картины мироустройства и, в некотором смысле, понять механизм изменения настоящего…. Более точного образа вам и не нужно!.. Так вот, а теперь об инструменте….

В руке Гладышева появилась некая странная вещь, возникшая будто из ниоткуда. Она уже вращалась, как волчок, при этом сверкала и блистала так, что на неё трудно было смотреть … как на солнце.

-Это…. Я называю его Администратор…. В геометрическом смысле это двойной или звёздный тетраэдр. В смысле гравитационно-пространственно-временных связей – это альфа и омега всего происходящего, элементарный сгусток энергии, из которого всё проистекает, и в который всё возвращается. По его образу и подобию создана вся кристаллическая решётка мироздания. Она имеет фрактальную структуру, такую же, как и жгуты вероятности событий, переходящие в канаты, а те – в ещё большие витые конструкции, и так – до бесконечности. Фракталы гравитационно-пространственно-временной кристаллической решётки от самого малого до самого огромного имеют такое же строение как и то, что вы видите в моей руке. Однако…. Даже если выделить фрактал какого-то определённого размера, он не станет инструментом путешествий между мирами, и даже инструментом путешествий в пространстве и времени. Его нужно ещё и одухотворить….

-Вот как?! – удивился Битлер, но уже без скептической пренебрежительной улыбки.

-Да…. Одухотворённый фрактал – или Эригмус – позволяет совершать путешествие между параллельными пучками событий, которые невежды называют параллельными мирами, а также во времени и в пространстве. И путешествия эти ничем не сложнее, чем распутывание клубка пряжи….

-Да неужели?

-Да…. Вы уже знаете кое-что о механизме путешествий!.. Вот вам теперь и инструмент!.. Это как совокупление. Надо не только знать его механизм, но и обладать совокупностью мужских и женских инструментов для его осуществления: восставшим фаллосом у него и разверзшейся, жаждущей красой – у неё. Единственное, что остаётся знать, правила использования…. Ведь если папуасу, который в глаза его не видел, дать заправленный, с ключами в замке зажигания автомобиль, вряд ли он сможет проехать на нём хотя бы метр, да и, вообще, вряд ли даже поймёт, что это такое и для чего….

В эту минуту в фойе зашли МакПартни и Охромов, что-то на ходу обсуждающие.

Эригмус в руке Гладышева тут же исчез, как его и не было.

-…А потому я и говорю, что Бон Скотт вряд ли имеет какие-то родственные связи с Ридли Скоттом, — произнёс Гладышев во всеуслышание и отвернулся от Битлера, будто только это и сказал. Конец главы.