-Шестьсот шестьдесят шестой запрашивает аварийную посадку!..

Эти новые квазиметронные двигатели пользовались дурной славой и могли выйти из строя в любой, самый неподходящий момент. Так и случилось со мной. Но другого выбора у меня не было. Только они были способны совершать перелёты между вселенными с такой головокружительной быстротой, что другим транспортом за это время можно было дотащиться разве что до соседней галактики. Для таких, как я, время всегда имело слишком большое значение, не смотря на то, что мы им торговали. Это как сапожник без сапог. Да, сколько себя помню, я только и делал, что торговал временем и потому не мог позволить себе таскаться по вселенным со скоростью паровоза. Поэтому я, как и многие другие, все, кто хотел преуспеть в этом деле, выбрал именно его, этот несерийный агрегат межпространственных перемещений. С такой скоростью другие устройства не летали. Транспорт был что надо. Одно плохо – квазиметронный двигатель. Эта пиратская разработка была позаимствована кем-то в одной из вселенных десятого уровня и, как всякая похищенная технология пара, вряд ли когда сможет быть доведена до ума, тем более, что цивилизация, с чьей разработки был скопирован украденный инженерный шедевр, была по своему развитию на порядок выше нашей. Поэтому многие штучки инженерам пиратов пришлось перекраивать на наш лад и приспосабливать к тому, что имелось в распоряжении на нашем уровне существования. Впрочем, вышло неплохо, если не считать, что квазиметронный движок мог безо всякой видимой причины вдруг, ни с того ни с сего отказать. Вот так, просто взять и отказать. И что тогда? Тогда полёт в чёрную дыру…. Нет, не в прямом смысле в чёрную дыру, — эти нуль переходы, как раз-таки были чрезвычайно полезны для путешествий, а в чёрную дыру неизвестности, поскольку на какой план бытия, в какое время и какую размерность пространства тебя выбросит в случае поломки – не мог сказать никто….

-Шестьсот шестьдесят шестой, вам обеспечить аварийный маяк безопасности не могу! – донёсся голос диспетчера.

Он раздавался прямо в моём сознании и звучал где-то в середине головы.

-Вас понял! Жду указаний! Конец связи!..

Остаться без маяка было прескверно! Это означало, что придётся провалиться на несколько уровней пространства вниз. Но на сколько?! Одному богу было известно, куда можно было загреметь в случае поломки пиратского чуда! Вот потому в нашей среде, среде контрабандистов, и говорят, что при отказе этого пиратского движка, проваливаешься в чёрную дыру неопределённости – куда нелёгкая вынесет!.. Но и без него нам никак.

Последняя надежда была на то, что диспетчер поднатужиться и выкромсает мне по-быстрому, пока в силу инерции движения мой аппарат ещё не начал проваливаться вниз, страховочную площадку на три, ну, пять уровней ниже зоны полёта. А ведь провалиться можно было и на сто уровней ниже, до самого первого измерения! Я не представляю, что бы там со мной стало, но и помыслить даже о таком полёте в бездну не хочу! Думаю, что диспетчеру моя благодарность будет не лишней, и он проворно что-то соорудит!

Диспетчера вселенской межпространственной транспортной службы изредка обеспечивали наши перелёты навигационной и штурманской поддержкой, но обеспечивали негласно, на свой страх и риск, поскольку полёты устройств с двигателями выше пситроника не были сертифицированы руководством вселенских пространственных сообщений, и в случае обнаружения такого факта диспетчер мог здорово погореть, циклов, эдак, на двести. Но между ними и нами с появлением квазиметронного чуда техники не сразу, но всё же, как-то невзначай, установился негласный закон дружбы и взаимопомощи: они нам обеспечивают доступ к маршрутизатору и ведут по схеме, а мы… мы предоставляем им десять-двадцать, иногда и все пятьдесят, — если выбран сложный переход, квазипинт времени. Что уж они с ним делают, я не знаю, но время – есть время, на него начихать только самым продвинутым небожителям: оно перед ними, говорят, всегда всё как на ладони. Но это не наш уровень, и не наш план бытия. Чем дальше в лес, тем толще партизаны, и чем ниже план пребывания от небес, тем быстрее течёт время, и тем оно там ценнее. На уровнях трёхмерной конструкции пространства, говорят, время, вообще, бесценно! Я не понимаю, как это время может быть бесценным, — для меня оно имеет вполне определённую стоимость – квадриллион сертеков за квазипинту, но те, кому удалось побывать там, в диких джунглях низших планов бытия, уверяют, что оно, время, там настолько деревянное, что ни прибавить, ни убавить нельзя ни миллиардной доли пинты… без помощи таких, как я. Правда, наверное, и нашему брату с этим придётся повозиться, поскольку вектор и напряжённость поля тамошнего времени сильно отличаются от более привычного времени в пяти-, шести-, даже десятимерном пространстве. Да и стоит ли шкура вычинки? Что могут предложить мне в обмен на время дети?! Свои соски-побрякушки, первобытные игрушки?!.. Нет уж, увольте! Платить им за мои услуги нечем, и потому…. Отвали! Да и путь в те дебри нам, таким, как я, браконьерам, заказан. Я слышал о паре смельчаков, которые вознамерились протоптать туда дорожку, что уж там ценного они нашли, за что можно было бы продать время, — ума не приложу, но вот то, что их постигло в результате вмешательства в дела яслей бытия, — окончательная детерминация их сознания, — весьма печально. И лично мне было даже удивительно, что казнь последовала так незамедлительно, как только всё открылось!.. Им не предоставили никаких шансов на искупление и осознание своей вины. Для высших планов существования это несвойственно! По мне, так выпороли бы их тысячей циклов. Мало? Так десятью тысячами! Опять мало? Ну, тогда миллионом! Так нет ведь! Полная детерминация! Это чрезвычайно сурово! Но, видимо, есть за что подвергать столь тяжкому наказанию. Говорят, что те планы – заповедник бытия, где взращивают самые первые побеги цивилизаций. А в заповедник Всевышнего лучше не соваться! Можно по рогам получить! Запросто! Как те двое! Что там происходит – одному богу известно! Да и пусть! Мне и здесь неплохо! Все мы из тех яслей когда-то вышли, но все мы мало что помним о тех временах воплощений, сколько их там было? Сто? Двести? Миллион?! Брр….

Меня передёрнуло. И хотя волевых воспоминаний о существовании на плане трёх измерений у меня уже давно, как не осталось, — сколько миллиардов лет минуло, — но где-то там, на генном уровне моего существа всё же было, видимо, как родимое пятно, записано, — мне вдруг это стало совершенно очевидно, — там ничего хорошего нет! Меня словно прошибло волной первобытного, незнакомого мне уже с незапамятных времён животного страха, страха плоти! Значит, что-то ещё мои гены помнят о тех временах!..

Да уж, точно туда дорога заказана! Да и что хорошего может быть для взрослого сознания, прожившего не один миллиард лет и сбившегося со счёту в количестве перевоплощений, в перспективе оказаться в яслях жизни?!.. Вы согласны, например, в своём возрасте снова находится среди малышей, и залететь туда не на экскурсию, а снова, как когда-то, изо дня в день присутствовать в группе, где все только и делают, что плачут, пукают, писают, какают, дерутся за игрушки, даже разговаривать не умеют! А вы то, взрослый человек! Что вам там делать?! Но вас изо дня в день приносят в ясли и сажают среди прочих малышей, даже не подозревая, что вы-то уже давно выросли и попали сюда по нелепой ошибке!

Бррр… Меня снова передёрнуло. Здесь я со Всевышним был полностью согласен: малышей беспокоить нельзя….

Мне показалось, что диспетчер как-то долго не отвечает. Конечно. В случае поломки аппарат, подобный моему, наделал бы много шороху среди лиан коммуникативных трасс, не отключи его вовремя от энергопитания. И мне показалось, что диспетчер решил сделать это даже быстрее, чем я ожидал!

«Вот гад!» — пронеслось у меня в голове. Впрочем, я действовал на свой страх и риск, а диспетчер был на службе вселенского правительства. Ему его циклы были дороже, чем мои квазипинты.

-Диспетчер! Диспетчер! – я всё же надеялся, что меня спасут, подхватят в последний миг перед падением в пропасть. – Диспетчер!

-Я отключаю вас от энергопотока! Ситуация внештатная! – раздалось в ответ у меня в голове. — Дальше как-нибудь сами! Надеюсь, вы справитесь!..

-Нет! Не-еет!!!

Меня вдруг охватил дикий ужас. Я понял, что оказался в той самой ситуации, о которой старался никогда не думать, но которая то и дело лезла мне в голову как наваждение. Чего я больше всего в тайне боялся, то и произошло!

На мгновенье у меня возникло интуитивное откровение, что эта технология засланный в нашу цивилизацию казачок для того, чтобы отлавливать именно таких, как я, пройдох и устраивать им полную деградацию. Да, именно интуитивное откровение, то есть знание, которое на последнем, двадцать седьмом, уровне Куба есть нечто обыкновенное, такое же, как, например, на третьем уровне Куба шесть чувств, присущих человеку. Да что там говорить, даже способ общения с диспетчером, когда я использую телепатическую связь, на третьем уровне Куба воспринимается, как голоса в голове, что является там признаком помешательства, а не экстраординарным просветлением сознания до пределов, которые на том самом уровне, во-первых, и не нужны, а, во-вторых, никто там и пользоваться-то этим свойством сознания не умеет. Да и если бы кто умел, что толку? Его бы сочли ещё более двинутым по фазе. Кстати, «двинутый по фазе» — весьма глубокомысленное выражение, вошедшее в тамошний лексикон, скорее всего, из-за визитёров с более высоких уровней, но переделанное для обозначения сумасшедших. О, знали бы они, что означает сдвиг по фазе! Ну, да ладно! Как говориться, каждому своё!..

Вот именно, каждому своё! Мне-то уже не отвертеться от падения.

Я включил интуитивный калькулятор, чтобы просчитать глубину падения. Получилось весьма дурственная перспектива: меня, как я и опасался, должно было вынести на третий уровень Куба, но прежде корабль должен был нырнуть до двухразмерного и пройти по самому краю одноразмерного мира и только потом, как пробка из бутылки, взлететь оттуда и застрять в трёхмерном пространстве. Весёленькая перспектива, но всё же лучше, чем провалиться на нульразмерные пространства или, ещё хуже, попасть в минусовые миры! Однако, и такая «прогулка» не обещала ничего хорошего, поскольку при выходе из двухмерного мира выше, свойства субъекта меняются с такой неопределённостью, что даже мой сверхмощный бортовой голографический интуитивный калькулятор был не в состоянии определить, кем или чем я в результате окажусь: цветком, тараканом, камнем?.. Вероятность воплотиться в близкое мне по развитию существо, в человека, после такого «нырка» равновелика всем прочим, а потому сверхмизерна. Да, тут никакое наказание, даже на миллион циклов, не сравнится с такой перспективой!

В отчаянии я хотел снова броситься звать диспетчера, но понял, что уже отключен от энергоконтуров службы сопровождения полётов. Прошло, наверное, уже несколько микросекунд, как я стал падать вниз, во всё меньшие уровни Куба.

Это можно сравнить с обратной ускоренной съёмкой раскрытия бутона розы, — во всяком случае, в моём сознании по этому поводу возникло именно такое ощущение. Я стал просто физически ощущать, как сворачиваются уровни пространства.

Сначала это было даже незаметно: в своих путешествиях, чтобы достигнуть на сверхскорости иной вселенной, я часто использую погружение на несколько уровней Куба вниз, чтобы развить надпространственную скорость в своём измерении. Поэтому два-три измерения минус – для меня вопрос профессиональной привычки. Конечно, поначалу, когда я только занялся своим ремеслом, было дико больно терять размерности, но потом. Потом организм привыкает, как привыкает молотобоец в грохоту отбойного молотка. Но когда размерности сократились до пределов, до которых нырять в своих путешествиях я не привык, я сначала почувствовал что-то вроде тяжести в теле от запредельной перегрузки при ускорении, а потом и вовсе такую боль, что через пару минут потерял сознание.

За несколько мгновений до этого мой интуитивный эхолокатор, работающий добросовестно и исправно не смотря на крутое пике в низшие пределы существования, обнаружил движущийся мне навстречу объект, — напротив, всплывающий из нижних измерений по моей траектории корабль. Это была Меркаба. Именно это устройство используют для сверхглубинных погружений смельчаки, для какой-то непонятной мне цели навещающие самые придонные миры существования. Но Меркаба была странная – материальная. Все корабли последнего измерения Куба сотканы из голограммы мыслей. Локатор же показал мне всплывающий из глубин низших измерений Куба кристаллический объект. Его траектория пересекалась с моей траекторией падения.

Если бы я в следующий миг не потерял сознание, я бы здорово удивился. Такое я выдел впервые за своё многовековое существование. И если бы успел, то непременно рассчитал бы на интуитивном калькуляторе уровень, с которого всплывает странный транспорт. Однако сознание я потерял, и последняя ассоциация, которую я уловил, предстала перед моим взором в виде двух мчащихся на встречу роз: одной красной, сворачивающий свой бутон в полёте вниз, и второй белой, разворачивающей свои лепестки при всплытии. Через секунду после того, как моё сознание угасло, эти два цветка должны были столкнуться.