Альта-Спера.-Администртор. Выпущенные книгиВероника словно очнулась.

Записка мастера и предстоящая установка японского глазка вдруг привели её в себя.

Ну, теперь она увидит, кто натренькивает ей в двери, и больше не будет бояться неизвестности. Она стала уверена, что с этого дня всё пойдёт по-другому.

Включив телевизор, она вдруг с ужасом узнала, что прошёл уже почти весь январь….

Ещё неделю она прибиралась в доме, приводила в порядок себя, ожидая прихода мастера, будто какого-то кавалера.

Квартира за время её безумия превратилась в настоящую берлогу. Она выволокла на площадку и спустила в мусоропровод целую гору мусора. Мыла полы, пылесосила, вытирала всюду пыль, словом, прибиралась так, будто к ней ожидались какие-то важные гости. Не было больше никаких планов. Теперь у неё был один план: поставить импортный чудо-глазок, — а там всё пойдёт по-другому! Вот потом она начнёт действовать, начнёт по-настоящему жить!

Она выбросила всю свою старую косметику, которой изрисовывала в приступах безумия своё голое тело, чтобы забыть об этом ненормальном, напоминавшем кошмар, периоде жизни, встретилась со своей знакомой сетевичкой и набрала у неё целую сумочку другого, совершенно неизвестного ей макияжа, чтобы привнести в свою жизнь новую струю ощущений.

Всю неделю она ждала мастера. Он был занят на других объектах, и должен был прийти сегодня, в двенадцать….

Вероника сидела как на иголках в коридоре, то и дело поглядывая на электронные часы над входом на кухню.

Установка и настройка электронного глазка, как пообещал ей мастер, займёт не более часа. И после этого у неё начнётся совсем другая, счастливая жизнь. Всё пойдёт как надо!

Даже за эту неделю в её жизни вдруг произошло много интересного. Она решила заняться обустройством своей жизни. В первую очередь ей нужно было обеспечить источник доходов, и Вероника решила сдать обе квартиры, сначала свою, а позже — и Бегемота, и некоторое время жить у родителей.

На следующий день после звонка в мастерскую она сходила в редакцию газеты и разместила платное объявление о том, что в центре города, у драмтеатра, сдаётся шикарная квартира с прекрасным видом на Псёл.

Теперь каждый день звонили. Вероника уже не боялась и брала трубку, уверенная, что это очередные квартиранты. Люди назначали время и приходили смотреть апартаменты. Поскольку встреча заранее оговаривалась, она теперь без опаски открывала двери.

Посетителей было много. Им вроде бы всё нравилось, они уходили, пообещав ещё перезвонить, но пропадали. Она не могла понять, почему никто не хочет снимать её квартиру. Конечно, цена кусалась, но за такие роскошные апартаменты в тихом, спокойном, удобном месте, хотя и в центре города, была вполне приемлемой. Впрочем, Вероника не сомневалась, что скоро сдаст состоятельным квартирантам свою квартиру, а уже потом займётся квартирой Бегемота.

Сегодня утром с ней произошло ещё одно замечательное событие. На Сотне она встретила свою школьную подругу. Та, визжа от радости, затащила её в кафе и сделала Веронике интересное предложение.

-Давай вместе летать в Китай, за шмотками! — угостив её дорогим кофе, предложила приятельница. — У меня место на рынке торговое откуплено! Будем вместе по очереди торговать. Я сейчас одна. И торгую, и за тряпками летаю! Пока летаю — место простаивает, а аренда тикает…. Но даже так бизнес у меня прёт! Кручу тысячу процентов на закупочную стоимость! Представляешь?!..

-Не знаю! — пожимала в сомнениях плечами, улыбаясь, Вероника.

На самом деле она только показывала Ленке неуверенность, но про себя давно уже согласилась.

-Это же сейчас самое то! — продолжала убеждать её подружка, не понимая, что Вероника играет с ней, по-прежнему делая вид, что ещё не решилась. — Годок полетаем, и на квартиру заработаешь!..

Про себя Вероника ликовала: «Оказывается, вот она какая — жизнь…. Вон, девчонка! Сама в Китай летает — не боится! Сама там шмотками тарится — руку уже набила. Наверно, не без шишек! Здесь точку торговую держит! И плевала на всех с высокой колокольни! А я-то чем хуже?! Да и пошли все блатные на фиг!»

-Да у меня есть квартира! — весело смеялась Вероника, радуясь предвкушению свободы от оков страха и опасений, забыв про всё.

-Ну, тогда тем более! — не отставала Ленка. — Машину тогда купишь! Крутую!..

-Да не хочу я машину! — набивая цену, игриво упрямилась Вероника.

-А чего же ты хочешь?! — Ленка злилась, не понимая, что же не так в её аргументах.

Альта Спера. ВероникаЕй и невдомёк было, что Вероника просто прикалывается над ней и над собой, опьянев от обыкновенного разговора на пустяковую совершенно тему.

В самом деле, как было бы здорово вот так, как Ленка, куда-то лётать, что-то закупать, привозить, продавать, быть хозяйкой своей жизни. Глядишь, и, вправду, — ещё и заработаешь на этом!

-Да жить хочу… спокойно! — призналась она. Ленка не понимала ответа, но Вероника это и имела в виду: спокойно жить, значит, — куда-то лётать, постоянно где-то за границей чем-то тариться, чтобы никто не мог догнать. — Чтоб не трогал никто!

-А что, тебя кто-то трогает? — удивилась подруга, слегка насторожившись.

Про жизнь Вероники она вряд ли что-то вообще знала: со школы не виделись.

-Да, нет! — помотала головой Вероника.

-Слушай, брось ты дурью маяться! — Ленка вроде бы догадалась, что подруга прикалывается, и пошла в наступление. — Иди ко мне! Не хочешь летать? Будешь на рынке торговать, а я буду в Китай мотаться! Доход — пополам, за минусом расходов! Идёт?..

Было видно, что Ленке позарез нужна компаньонша, и Веронику это и радовало, и забавляло. Это казалось ей интересным, обещало что-то новое, свежий глоток жизни, новых впечатлений.

-А как там?.. В Китае? — Вероника вдруг размечталась, и ей стало так хорошо, будто у неё уже билет на самолёт, и завтра она будет уже где-то далеко-далеко отсюда, за тысячи километров от своих тревог, страха, неопределённости и безумия.

-Слушай! — Ленка всплеснула руками, обрадовавшись, что собеседницу зацепило. — Китай — это супер! Там даже сейчас тепло! Представляешь?! Можно перед тем, как тариться, на недельку на море сгонять, на какой-нибудь остров…. Хайнянь, например!.. Ой, как там здорово!.. Ой, как там хорошо!.. Подруга, ты не представляешь, как там чудесно!.. Попадёшь — обалдеешь!.. Обещаю!..

Веронике хотелось уже прямо сейчас сорваться и умотать на этот Хайнань! Она представила себе тёплый жёлтый песочек, по которому плещется ласковое бирюзовое море, шелестящие сочной листвой зелёные пальмы, тёплый тропический ветер, приятно овевающий тело, и даже взвизгнула от восторга!

Ленка ошалело посмотрела на неё:

-Ты чего?!

-Да нет! — осадила эмоции Вероника. — Так, вспомнила кое-что! А ты сама-то на море ездила?! Отдыхала?!

-Нет! Некогда!.. Надо ж тариться! Какое там море! — Ленка погрустнела, но тут же поправилась. — А вот если бы была у меня компаньонша, такая, как ты, то непременно бы съездила!.. Ну, что?!.. Согласна?!

-Да я не умею! — Вероника упрямилась, набивая себе цену.

Ей было забавно, а Ленке непонятно, и та злилась:

-Во, дурёха! Да все поначалу не умеют! Я тебя научу! Секреты кое-какие расскажу, чтоб не влипла куда! Процент тебе хороший дам!.. Чем не жизнь, а?!..

Вероника решила прекратить мучить Ленку, но сделала вид, что задумалась, чтобы согласие её не выглядело легкомысленным и скороспелым.

Пожалуй, это было удачное стечение обстоятельств и лучшее, что теперь могла предложить ей судьба. Чтобы не выдать своей радости, она пообещала:

-Хорошо, я подумаю и перезвоню!

-Только долго не думай! — предупредила её Ленка. — Мне компаньонша срочно нужна!.. Ну, или хотя бы продавец на рынке, если не хочешь летать за товаром!.. Тебя бы я с удовольствием взяла!..

После встречи Вероника заспешила домой, — мастер вот-вот должен был прийти, — довольная тем, что всё в её жизни налаживается и устраивается.

Обложка романа "Вероника"Все прежние страхи её давно улеглись. Забылось, что в Москве её искали. Да и искали ли вообще?! И где та Москва?! За тысячу километров! Теперь даже в другом государстве!

Гарик, «гость»!.. Был ли вообще этот «гость»?! Это было давно и неправда!.. Не было вообще никакого «гостя»! Всё это ей приснилось, как дурной сон!.. Правда, иногда забавный!..

«Как давно у меня мужика-то не было?!» — вдруг подумала Вероника и обрадовалась: если на ум пришло такое, значит, всё и вправду будет по-другому….

Мастер уже ждал её у дверей квартиры. У него был небольшой чемоданчик с дрелью и инструментами, тестером, осциллографом и прочей дребеденью, в которой Вероника не разбиралась.

-Через час готово будет, хозяйка! — заверил установщик.

Спустя минуту он уже сверлил входную дверь, распахнув её настежь.

В подъезде было холодно, и в квартиру задувал студёный ветерок. Вероника, почувствовав, что мёрзнет, накинула толстый длинный махровый халат.

Она решила сварить кофе и угостить дяденьку, который ей почему-то понравился.

Тот делал своё дело: возился с открытой на площадку входной дверью, нахваливая её качество.

Дверь и в самом деле была превосходная: по немецкой технологии, бронированная, противовзломная, — гранатой не снесёшь.

Мастер рассказывал между делом, — чтобы работать было не так скучно, — про забавные случаи с работы, а Вероника то и дело выходила из кухни в просторный коридор квартиры поддержать беседу, а потом возвращалась к плите, на которой вот-вот должно было подойти к кипению кофе в турке….

-Хозяйка, тут к тебе какие-то молодые люди! — донёсся из коридора голос мастера.

-Сейчас подойду! — кофе сварился, полезла пена, и она спешно сняла турку с газа.

Вытерев плиту от коричневых клякс, она вышла в коридор.

-Кто меня спрашивает? — поинтересовалась Вероника у мастера.

-А вон! — махнул он рукой на площадку.

На лестничной клетке стояли двое строго, со вкусом одетых мужчин, в которых Вероника сразу признала кавказцев. Они стояли на лестнице, сбоку от входной двери, и выглядели прилично и даже респектабельно, с шиком. От них пахло головокружительным парфюмом.

На ждавших её были длинные кожаные чёрные плащи, шёлковые белые шарфики, тёмные костюмы с белыми, тяжёлого шёлка, рубашками-косоворотками с расстёгнутыми верхними пуговицами.

Их пристальный, стальной, холодный, равнодушный к её судьбе взгляд вдруг испугал её.

У Вероники что-то ёкнуло в груди, сердце ушло в пятки. Первое, что ей захотелось сделать — это закрыться, спрятаться внутри квартиры. Но входная дверь была распахнута настежь. И она не смогла бы её закрыть: мастер монтировал оборудование на косяке стальной коробки.

Мужчины, однако, стояли спокойно и мирно смотрели на неё, будто чего-то ожидая.

Вероника прогнала прочь недоброе предчувствие, убедив себя, что это очередные квартиранты. Огромная квартира в центре города, рядом с драмтеатром, с прекрасным видом на реку, в принципе, была по карману только таким личностям.

-Вы по объявлению! — совладав с присутствием духа, спросила она.

-По объявлению, по объявлению! — подтвердил тот, что стоял ближе к двери.

Он был ростом выше, старше и как-то солиднее своего товарища.

Вновь недоброе предчувствие попыталось завладеть ею. Она даже почувствовала, как её начало колотить мелкой дрожью.

-Ну, проходите! — дрогнувшим голосом пригласила она стоявших в широкий коридор квартиры, стараясь справиться со своим волнением.

Незваные гости бесцеремонно ввалились, слегка оттолкнув мастера от двери. Тот оглянулся на них, но промолчал.

ЖурналМужчины, не спеша, вразвалочку, прошлись по коридору, оглядывая роскошную отделку квартиры. Они ходили прямо в ботинках, оставляя грязные следы с улицы на дорогом финском паркете. Веронику это слегка возмутило. Впрочем, это были не первые посетители, кто не хотел разуваться, осматривая квартиру.

-Чьи такие хоромы будут? — поинтересовался один из зашедших, тот, что был повыше, постарше и посолиднее, когда они оказались в конце коридора, перед входом на просторную кухню. — Твои, что ли?!

-Да нет, что вы! — почему-то соврала Вероника. — Я тут присматриваю просто!

-Ну, а хоромы-то чьи?! — снова поинтересовался тот.

Кавказцы вернулись по коридору назад и, как были, в обуви, в плащах, вошли в огромный зал, сели на широкое канапе, стоявшее посреди комнаты, развалившись в нём как у себя дома, нагло и бесцеремонно.

Тот, что разговаривал с ней, откинул одну руку в сторону, положив её на широкую спинку дивана. Вторую руку он по-прежнему держал в кожаном плаще. Другой сел как-то поскромнее, сложив руки на коленях.

Мужчины сидели и смотрели на Веронику, словно ожидая от неё каких-то вопросов.

-Я вас слушаю! — сказала девушка, поняв, что молчание может продолжаться довольно долго, — гости никуда не спешили.

Тот, что держал руку в плаще, достал её из кармана. В ней он держал пистолет с глушителем.

-Собирайся, мартышка! — сказал он Веронике, даже не изменив тон голоса. — Мы за тобой!..

Сомнений больше не было. Острая, как бритва мысль, что это «чехи» из Москвы, сверкнула в её голове.

На Веронику напала паника отчаяния. К усилившейся дрожи прибавились ватные ноги и руки.

Кавказцы спокойно сидели напротив неё и ждали.

В комнату заглянул мастер. Чеченец, заметив его приближение по коридору, спрятал ствол под полу кожаного плаща.

-Ну, хозяйка, я всё установил! — сказал он, виновато соображая, что влез в какой-то важный разговор. — Теперь вы в полной безопасности!..

-Ага! — растерянно произнесла Вероника.

Ей со всех ног хотелось броситься к этому неизвестному мужчине, закричать: «Караул! Спасите!» — спрятаться за него, уйти вместе с ним из квартиры. Но она продолжала стоять. Вероника поняла: случись это, — и невинного человека, скорее всего, пристрелят прямо у неё на глазах. Да и ноги не слушались её.

-Хотите посмотреть, как работает?! — не унимался мастер.

-Она потом посмотрит! — перебил его чеченец, что был постарше. — До свидания!

-До свиданья! — виновато махнул из коридора через дверь в комнату мастер, как бы обращаясь ко всем.

Он, видимо, хотел сказать ещё что-то, может попросить, чтобы ему заплатили, но тон кавказца говорил сам за себя.

-До свиданья! — с трудом выдавила Вероника.

Мастер расшаркался и нехотя ушёл.

-Ну, что стоишь-то?! — дождавшись, пока за ним закроется входная дверь, поинтересовался кавказец с пистолетом. — Собирайся!.. Живо!.. А то так поедешь!

072Через десять минут Вероника в сопровождении кавказцев спустилась вниз.

У подъезда перед домом стоял чёрный шестисотый «Мерседес» с московскими номерами. Тонированные его стёкла в передних дверях были наполовину опущены, и было видно, что впереди сидят водитель и ещё кто-то рядом, на пассажирском кресле.

Вероника едва шла и вся дрожала. Ей казалось, что сейчас она потеряет сознание. Так и подмывало пуститься наутёк, но она понимала, что её тут же догонят.

Один из кавказцев, тот, что был помоложе, открыл заднюю дверцу салона и залез внутрь. Второй, тот, что постоянно разговаривал, а теперь шёл сзади, за её спиной, слегка подтолкнул локтем Веронику вперёд, к открытой дверце машины:

-Лезь!

«Мамочка! Спаси!» — разорвался вопль в душе Вероники, когда она, нагнувшись, пролезла внутрь дорогого лимузина.

Чеченец, стоявший у неё за спиной, последовал за ней. Теперь она была зажата между кавказцами с обеих сторон в просторном салоне «Мерседеса».

Сидевший на переднем сиденье рядом с водителем мужчина, в котором Вероника узнала Саида, обернулся в салон и спросил, глядя ей в глаза своим сверлящим взглядом:

-Ну, что, сучка, добегалась?!..

Вероника не могла ничего произнести. Она просто онемела, словно проглотив от страха язык. Однако кавказец и не ждал от неё ответа. Он развернулся и что-то «гуркнул» водителю.

Машина тронулась и выехала со двора на улицу, потом на проспект.

Вероника продолжала мелко дрожать от страха и смотрела, как за тонированными окнами мягко идущего автомобиля, не замечающего ям и ухабин плохо отремонтированной дороги, быстро проносятся белоснежные кварталы её города. Вскоре «Мерседес» выскочил на широкую, как проспект Курскую улицу, и в десять минут покинула город….

Всю дорогу Вероника сидела ни жива, ни мертва. Иногда кавказцы о чём-то переговаривались между собой.

Через полчаса машина остановилась на КПП Суджа, временно обозначавшем демаркационную линию российско-украинской границы. Внутрь заглянул постовой милиционер. Вероника хотела закричать, позвать на помощь, но крик так и застрял в горле. Она вдруг поняла, что он ей не поможет.

«Мерседес» пересёк условную линию, и оказался на территории России.

До самой Москвы никто больше не проронил ни слова.


Книгу в бумажном виде можно приобрести здесь (оригинальное изложение) ()

 или здесь (Канада) – издана в хронологическом изложении

В электронном виде книгу можно приобрести здесь (оригинальное изложение)


Апплодисменты

[content_block id=11928 slug=menedzhery-workle]