То, как сильные мира сего забавляются над обыдленным ими населением земного шара, иногда просто умиляет.

Патрик боится ….

Так и с т.н. Коронавирусом или Covid-19

Появившись неизвестно откуда, он также неизвестно куда исчезнет, отбушевав положенное ему время, как это случилось, например, с Эболой. Да, ведь нечто подобное в недалёком прошлом уже было. В 2014 году вдруг, как по команде, весь мир заговорил об Эболе. Где теперь та Эбола? А нет её.

Нет никакого сомнения, что и с Covid-19 произойдёт то же самое.

Конечно, Covid-19 — это вирус! И как всякий вирус он представляет некоторую опасность для здоровья человека.

Но давайте посмотрим статистику течения заболевания. Смертность от него составляет математическую погрешность от числа заболевших по сравнению с любым иным вирусом и даже гриппом. То есть, такой же смертностью обладает любой иной вирус. От гриппа людей умирает больше, если взять в пересчёте на число заболевших, чем показывает статистика, доносящаяся с экранов ТВ как сводки с поля битвы. А всё очень просто: раздуваемая за чей-то счёт истерия превращает этот вирус из мухи в слона, который громит рынки, топит активы, наводит панику не только на население, но и на правительства стран. Но делает это в угоду тому, кто заказывает музыку.

Поэтому, делаю вывод.

По моему не авторитетному мнению — коронавирус — это хорошая ширма для того, чтобы списать долги и вывести из оборота токсичные активы, от которых давно уже надо было как-то избавиться, только вот не знали как.

Как правило, токсичные активы накапливаются в экономике не только стран, но и в общемировой, в виде экономических испражнений, которые нужно куда-то или как-то канализировать. Обычно для таких целей используется война. Причём, война нужна, что называется, «добрая» — мирового уровня, затяжная. Маленькие региональные конфликты, даже постоянные и слаботлеющие, не только не канализируют токсичные активы из мировой экономики, но и, напротив, — способствуют их ускоренному накоплению. Поэтому война нужна «добрая».

Однако, в современных условиях развязывать «добрую» войну крайне опасно, поскольку она с вероятностью более 50% перерастёт в ядерную, а там и в термоядерную. И пожинать плоды такой чистки будет, по всей видимости, уже некому. Даже если что-то и кто-то уцелеет после такой «войнушки», то это будет уже совершенно другой мир, совершенно другая жизнь, совершенно иная экономика (скорее всего, об экономике тогда говорить можно будет только с натяжкой. А потому, как сказано в одном замечательном советском фильме: «Нет, на это я пойти не могу!..» (х/ф «Бриллиантовая рука»).

Кризис 2008 года. возникший в результате накопления токсичных кредитов в ипотечной системе США, давшей течь ещё в 2007 году, которая прежде несколько десятилетий исправно служила хорошо отлаженным драйвером американской экономики, был решён невоенным способом: банкротством Lehman Brothers, а потом и с помощью распространения пожара кризиса на весь мир, — поскольку в масштабах США с ним бы справиться удалось только «путём убийства пациента», — в результате чего токсичные активы были перераспределены и, в конечном счёте, оплачены деньгами основных кредиторов США, в том числе, например, Китаем. Конечно, кредиторы не желали такой участи. но их особо об этом никто и не спрашивал.

Кроме того, в дальнейшем последствия кризиса были — как пожар бензином — залиты значительным количеством очень дешёвой ликвидности, которая по большей части сама по себе по причине своей избыточности является токсичной и даже заставляет центробанки некоторых стран применять отрицательную процентную ставку, что есть экономический абсурд и нонсенс.

Впрочем. кризис 2008 года вроде бы отбушевал — не стоит путать и ассоциировать с Бушем — а вопрос с присутствием в мировой экономике избыточной ликвидности так и остался подвешенным в воздухе. «А это нехорошо» (х/ф «Поменяться местами»). Её вязкие смрадные горы устремились в фондовый рынок и подняли, например, американские индексы безо всяких на то оснований на небывалые — альпийские — высоты.

Если смотреть на это с точки зрения не посвящённого в экономику человека, то ничего страшного нет. Но…. деньги не могут находиться в экономике просто так. Они всегда кому-то принадлежат. А те, кому они принадлежат, требуют, как все порядочные капиталисты, чтобы они являлись капиталом, то есть приносили доход. Доход капитала определяется нормой доходности. А она как стрелка датчика уровня топлива при сухом бензобаке легла на ноль.

То есть, на практике выходило, что нормы доходности упали настолько, что капиталистам стало практически безразлично, сколько у тебя денег. Ведь если норма доходности на капитал близка к нулю, то совершенно не важно, сколько у тебя капитала — миллион, миллиард или ноль. То есть основной принцип капитализма при наличии завалов из токсичной ликвидности — использование денег для получения ещё больших денег — перестаёт работать. Нет, деньги-то делать можно, но вот только зачем этот напрасный сизифов труд, если и тот, кто не делает деньги, получает практически столько, сколько и «пахарь» полей капитализма.

Другими словами, нет никакой гарантии, что деньги, которые у тебя в кармане, в банке, в кубышке. в активах, в производных на активы — деньги настоящие, то есть чего-нибудь реально стоящие. Фактически, наличие токсичной ликвидности создаёт эффект блуждающей скрытой перманентной инфляции самих денег.

Это можно, например, сравнить с тем, как если бы государство закрывало глаза на использование в обороте фальшивых денег, и все участники рынка, как продавцы, так и покупатели, знали бы, что в пачке денег, которой они рассчитываются, есть некий процент денег фальшивых, но при этом все условно принимали бы их в общей массе, не проверяя, за «настоящие» и не подвергали бы сомнению происхождение купюр при расчёте. Такое отношение к фальшивым деньгам со стороны государства побуждало бы всё большее число экономических агентов прибегать к «рисованию», а потому процент фальшивых денег неуклонно бы возрастал. И однажды государство просто вынуждено было бы провести чистку и изъять из оборота все фальшивые деньги, потому как экономика, наводняемая фальшивками, просто перестаёт работать.

То же самое стало происходить и в мировой экономике после кризиса 2008 года. Только здесь фальшивки — не наличные купюры, а все виды задействованной в обороте ликвидности, как наличной, так и безналичной. Причём, с номиналом это никак не связано, а похоже, скорее всего, на игру, проводимую тамадой на свадьбе, где игроки бегают вокруг круга стульев, которых на один меньше, чем бегающих. По команде они занимают места на стульях. Кому стула не досталось — тот выбывает.

Вот такая вот игра началась, скорее всего, сейчас под названием Covid-2019. И смысл её в том, что мировая экономика, если не избавится от токсичной ликвидности, то просто в ней утонет. И сейчас в финансовом смысле эта игра идёт по принципу «на кого бог пошлёт!»

А коронавирус…. Что коронавирус?!.. Коронавирус — это ширма этой игры. Поскольку, если бы не было коронавируса, то наверняка придумали бы что-то другое. Всё лучше, чем «добрая» мировая война с гарантией уничтожения цивилизации.

Так что вот….

Так-то!

Или…. как-то так!

З.Ы. Читайте мой роман «ЛонДон» — там иносказательно, правда, но об этом всё сказано (можно найти ещё здесь, ну, или прочитать по главам на этом сайте).