В связи с появлением в последнее время моды на удалённую работу у работодателей возникла неожиданная проблема: постоянно отслеживать и определять: кем является удалённый работник по налоговому статусу. А этот «переключатель» подразумевает два положения: удалённый работник является налоговым резидентом РФ — удалённый работник не является налоговым резидентом РФ.

И речь здесь вовсе не о иностранных работниках или, скажем, гражданах ЕврАзЭс.

Самое главное в этой проблеме то, что теперь нерезидентом вдруг может оказаться и ваш давний коллега по работе — вполне себе гражданин РФ, даже живущий с вами на одной лестничной клетке, если, к примеру, он работает художником-оформителем, корректором, программистом или дизайнером, с которыми фирма может взаимодействовать путём оформления дистанционного вида работы.

И вот такой гражданин России, не связанный обязанностью являться на работу, уезжает туда, где теплее и дешевле жить, скажем, в Узбекистан или Грузию, и продолжает удалённо работать оттуда. Через 183 дня он теряет статус налогового резидента РФ, а никто на фирме об этом и не знает. С его дохода продолжают удерживать и перечислять в бюджет НДФЛ по ставке 13%, а сам доход бухгалтер включает в базу ФОТ, с которой уплачивает страховые взносы во внебюджетные фонды: ПФР, ФСС, ФОМС

То, что работник, будучи гражданином России, утратил статус налогового резидента, да так и продолжает находится за границей — это для работодателя даже благо, поскольку теперь работодатель за него не только НДФЛ не должен уплачивать с перечисляемого работнику дохода, но и исключить доход такого работника из фонда оплаты труда, с которого производится начисление и уплата страховых взносов.

Однако у этой палки имеется и другой конец. В конце концов, «блудная овечка» возвращается в Россию. И вот тут-то работодатель попадает на все возможные штрафы.

Поскольку работник работает удалённо и не обязан отчитываться перед работодателем о своём месте и даже стране пребывания, то перед работодателем остро встаёт вопрос — как узнать о том, что работник вернулся из-за границы, успев утратить при этом статус налогового резидента?

Никаких механизмов, позволяющих работодателю определить налоговый статус удалённого работника и его местоположение, в том числе, и страну пребывания — нет. Более того, согласно законодательству Российской Федерации попытка узнать, находится ли работник на территории РФ или же куда-то убыл, может быть расценена как вмешательство в частную жизнь гражданина, которая охраняется Конституцией РФ, и за что закон предусматривает уголовную ответственность по статье «Нарушение неприкосновенности частной жизни». А это значит, что о своём статусе и местоположении и стране пребывания — на территории РФ ли работает удалённый работник или же ведёт свою трудовую деятельность «из-за бугра» он может сообщить работодателю исключительно добровольно. А вот ответственность за неправильное определение ставки для уплаты НДФЛ — с доходов резидентов удерживается 13%, а с доходов нерезидентов — 30% — и за занижение размера уплачиваемого в бюджет налога лежит исключительно на налоговом агенте, то есть на работодателе.

Проблема обозначена. Но самое печальное, что предложить выход из этой проблемы довольно трудно. А, вернее, практически невозможно.

Можно, конечно, заключить дополнительное соглашение с удалённым работником о том, что об изменении своего налогового статуса или, хотя бы, об отъезде за границу и, тем более, о возвращении из-за границы удалённый работник как бы обязан будет сообщить работодателю. Но здесь уместно сказать именно «как бы». Поскольку никакой ответственности за это у работника нет. А вот обязанность правильно определять статус налогоплательщика, за которого налоговый агент перечисляет НДФЛ, как была, так и остаётся на налоговом агенте. И в случае чего ответственность за неправильное начисление и уплату НДФЛ целиком и полностью возложена на работодателя, а вот инструментов для осуществления этой обязанности у работодателя нет.

Так что удалённая работа подкинула работодателю новых неразрешимых задачек!