Первый человек, что попался ему на просёлочной, заросшей почти уже, дороге в деревню, была девушка с корзинкой полной крупной земляники.

Дима заприметил её стройную фигурку ещё издалека и быстро настиг, прибавив усилий и поднажав на педали: усталость вдруг улетучилась при виде миловидной особы и в предвкушении приключения.

-Девушка, я правильно в Васелиху еду?! — поинтересовался он у неё.

Молодая барышня, как ему показалось, испугалась даже и шарахнулась в сторону от просёлка.

-Ой!.. А вы как тут оказались?! — удивилась она. — С той стороны к деревне подъезда нет….

-А я по воздуху! — засмеялся Дима, понимая, что произвёл впечатление на девушку. — Но еду-то правильно?!

-Да, как же это?! — не могла опомниться она. — Там же сплошное болото, одни топи непролазные!..

-А вот так! — прекратил её сомнения Дима и снова осведомился, теперь больше для профуры, для вида, поскольку и сам уже признал место, оставшееся в его памяти в сонме других детских впечатлений. — Это Васелиха?!..

-Васелиха, Васелиха! — подтвердила девчонка, теперь уже успокоившись, что видит не приведение, и даже улыбнувшись.

-А дом Пелагеи Пантелеевны где?! — поинтересовался Дима, так же, больше для порядка.

-Да вот же он, на взгорке! — показала рукой девица.

Собираясь тронуться дальше, Дима поинтересовался:

-А тебя-то как зовут?!

-Алёна! — ответила, вдруг зардевшись вся, девушка.

-Алёна?! Очень приятно! А я Дмитрий, — представился он. — Я запомню тебя…. А как тебя разыскать?!

-А что тут искать-то! — рассмеялась девушка. — Деревня-то вся — два дома вдоль, два — поперёк!..

-Ну, хорошо! Ещё встретимся! — пообещал ей Дима и прибавил скорости, включив самую высокую из двадцати четырёх передачу. — Алёна!..

Он мечтательно повторил ещё раз простое русское имя, помня, что в ментале это самый важный признак координат субъекта, кто бы он ни был….

Пелагея встретила его, всплеснув руками от неожиданности.

-Ба-а-а! Ты-т, смотри, внучёк-т! — бросилась она к нему всей своей грузностью через огород, на котором обрабатывала грядки. — Ещё один! Счастье-т какое на старости-т лет!..

Проснувшись на следующее утро, Дима вдруг осознал, что, в самом деле, оказался в деревне: его разбудили мухи, залетавшие по хате с первыми лучами солнца. Однако лежал он ещё долго и всё не мог постичь умом, как ему удалось на велосипеде преодолеть расстояние в несколько сотен километров. Это казалось небылицей, сном, хотя Дима отчётливо помнил все подробности, переживания и страхи этой непростой и длительной поездки. Это было невероятно, неправдоподобно!..

В комнату заглянула бабка:

-Проснулся?!.. Сегодня-т в честь твоего-т приезда гулянье будет у меня!.. Вчера-т всех предупредить не успела: почти вся деревня-т, кто есть мужиков-т, на покосе! Но сегодня-т устроим!..

-Спасибо! — поднялся Дима. — Да я, в общем-то, не пью!..

-Ха-а! — усмехнулась Пелагея. — Иди, вон, завтракай! Оголодал, небось, дорогой-т?!.. Это ж надо-т! На велосипеде-т пустится в такой-т путь! Совсем сдурела детина! И куды-т только мать смотрит?!.. Иди, вон! Картошки-т целый котелок наварила….

В дороге Диме и вправду пришлось нелегко: денег у него не было, — а потому, когда чувствовал голод, останавливался и углублялся в лес, где собирал для пропитания всё, что только можно было съесть сырым или подкоптив на костре. Поэтому котелок картошки пришёлся очень кстати: вчера, едва добравшись до дома, он попросился у бабки Пелагеи спать, поскольку тут же ощутил навалившуюся вдруг ему на плечи дикую усталость, скопившуюся за всё непростое время путешествия….

После завтрака Дима, почувствовав себя отдохнувшим, отправился прогуляться по небольшой деревеньке.

У колодца он увидел Алёну, о которой только что подумал.

-Ой, привет! — заулыбалась она издалека. — А что сегодня без велосипеда?..

-Ой, да он мне за дорогу надоел! — отмахнулся, тоже радостно улыбаясь ей, Дима.

-Что?.. Долго ехал?! — спросила и в то же время как бы подтвердила свою догадку девушка.

-Ага!..

Дима подхватил было у неё ведро, но девушка отстранила его руку:

-У меня коромысло! Неси либо оба, либо, вообще, не берись!..

Путешествие в рай-городДима взял вёдра на коромысло, перекинул его через плечо и пошёл рядом с Алёной вдоль по улочке, не находя в себе вчерашнего запала для начала разговора: тогда всё вышло как-то само собой.

-Ну, как живёте? — глупо поинтересовался он.

-Да так! — в тон ему ответила девушка. — То одно, то другое, — но тут же сдалась, — а, вообще-то, тоска смертная! Я уже не могу!..

-Что так?! — удивился Дима.

-Да ты просто не представляешь, как здесь жить! — воскликнула девушка. — Никаких новостей и никакой перспективы!..

-Перспективы на что?! — не понял Дима.

-На жизнь, разумеется! — развела руками Алёна. — Глухомань! Что тут делать?!.. Все, кто мог, уже в город подались!

-Ты тоже хочешь?! — поинтересовался Дима.

-Хочу! — призналась девушка. — Но пока не получается. Угораздило же меня родиться в таком беспросветном захолустье!.. Не понятно, зачем сюда ещё люди едут, вроде тебя.

Чувствовалось, что Алёна крайне удручена своим существованием и жаждет перемен.

-Вот зачем ты сюда пожаловал, Дима?! — поинтересовалась, помолчав, девушка.

-Я?! … Развеяться, наверное, — пожал плечами Гладышев.

-Развеяться?! — удивилась Алёна. — Как тут можно развеяться?!.. Тут тоска болотная. Раньше хоть в Большую Василиху можно было съездить, а теперь это Украина, оказывается!.. Хотя, — девушка махнула рукой, — всё равно ездят, но всё как-то не так стало!..

-Что именно?! — не понял Дима.

-Ой!.. Да всё! — поморщилась будто от зубной боли Алёна. — Мы только теперь узнали, что наш районный центр совершенно в другой стороне находится, за болотами. До того всё общение с миром через Большую Василиху происходило. А теперь в больницу, и то, чтобы попасть, надо дважды границу пересечь, сначала в Большую Василиху, в обратную сторону, проехать, а потом, другой дорогой, огибая болота, в рай-город….

-В Рай-город?! — переспросил Дима.

-Ну, в райцентр, — пояснила Алёна. — Теперь из Большой Василихи даже скорая помощь не приедет: другое государство стало. Раньше этого как-то не замечали, ведь одна страна-то была. И в больнице нас там принимали, и вообще! А теперь цивилизация словно отъехала от нас ещё дальше, чем прежде. Как будто нас вдруг на луну переселили.

У калитки в свой двор Алёна остановилась и перехватила у Димы коромысло.

-Так вот ты где живёшь! — сказал Дима, осматривая дом.

-Да, здесь и живу! — подтвердила Алёна. — Там сегодня бабка твоя гулянку затевает. К ней год назад ещё один внук приезжал. Так она нарадоваться не могла, что хоть кто-то о ней вспомнил! И вот опять!.. Так что жди! Я приду! — слегка заигрывая с ним, поведя плечиком, сказала на прощанье Алёна и направилась к дому, многообещающе стрельнув на прощанье глазками….

Вечером они встретились снова.

Для приличия Дима посидел на почётном месте за столом, сколько было положено, а когда народ подвыпил, и ему стало всё равно, по какому поводу гулять, вместе с Алёной вышмыгнул на улицу.

Совсем близко над ними, так, что, казалось, можно дотянуться рукой, нависло неправдоподобным шатром звёздное небо, блистающее миллионами бриллиантовых искорок.

Алёна потащила его на задний двор, где стоял огромный стог свежескошенного сена. Они забрались на самый верх и улеглись на душистую траву, глядя на чарующий сознание звёздный шатёр над ними.

-Всё-таки здорово здесь! — вырвалось у Димы.

-Что ж тут хорошего?! — удивилась Алёна.

-Ты посмотри!.. Какое небо!.. Такого неба в городе нет!.. Даже в пригородной деревне зарево города затмевает его красоту! А здесь!..

-А я лучше бы в городе жила, — ответила Алёна, — и мне всё равно было бы, какое там над городом небо….

-Ты ничего не понимаешь! — выдохнул, зачарованно продолжая смотреть на звёзды, усыпавшие весь небосвод разнокалиберными мерцающими драгоценными камушками, Дима.

-Может быть! — согласилась Алёна и замолкла.

Некоторое время они лежали молча.

Потом Дима ощутил, как нежная рука девушки коснулась его где-то в районе живота, а потом её мягкие нежные пальцы скользнули дальше вниз.

Он поймал её руку и сжал в своей ладони.

Девушка продолжала лежать где-то рядом с ним, не пытаясь ни убрать руку, ни продолжить движение ею.

Это было чудесно! Они лежали рядом на сеновале и смотрели на звёзды, и им было настолько хорошо, что ничего даже не нужно было говорить.

Так длилось довольно долго, но умиротворение не бывает бесконечным.

Альта-Спера.-Администртор. Выпущенные книгиДима старался понять, сколько ей лет, но так и не мог это определить. Однако любопытство становилось всё сильнее и, в конце концов, стало так велико, что он больше не мог лежать молча. К тому же чувствовалось, что Алёна тоже чувствует себя всё более зажато от этого затянувшегося молчания.

Что он мог сделать? Конечно же, он мог также перейти в наступление: коснувшись его тела рукой, девушка как бы открыла ему дорогу для ответного движения. Она предоставила ему доступ к своему телу. И хотя Алёна была очень красива, он не хотел пользоваться её щедростью. Тем более ему бы не хотелось вдруг натолкнуться на решительное сопротивление, если он вдруг зайдёт слишком далеко….

-А ты во сколько лет начала мастурбировать? — поинтересовался он вдруг у Алёны и почувствовал, как покраснел от неуместного и беспардонного вопроса, сорвавшегося у него с языка.

Этот вопрос был как выстрел, и Дима даже напрягся, ожидая её бурной реакции. Но ничего не произошло.

-Кажется в тринадцать, — ответила она как-то даже очень просто и буднично, но в то же время с благодарностью за то, что он прервал молчание. — Это был какой-то кошмар!.. Я успокоиться не могла!.. Знаешь, было такое ощущение, что меня какой-то чесоточный зуд одолевает. А потом ещё и кайф стал проявляться, и я совсем в нём утонула….

-А когда ты узнала, что твоё тело предназначено для половых сношений? — второй вопрос был таким же нетактичным, но Дима дал себе фору, понадеявшись на её деревенскую простоту.

-Ой, наверное, лет в десять. Я и раньше это видела, только не понимала ничего….

-Видела, что? — не понял Дима.

-Ну, как отец мать ебёт, — девушка приняла его игру в простоту и вульгарность. — Они как-то сильно от меня и не прятались при этом, да и негде: у нас хата, хоть и большая, а вся как одна комната. Ну, вот! Сначала я ничего не понимала. А потом стала приглядываться, что они там делают. Ну, и где-то лет в десять поняла, что когда-то так и со мной будут делать….

-И что?.. Ты обрадовалась, огорчилась?!.. Что?!..

-Да, как сказать! Меня сперва тошнило от всего этого, пока елда не пошла чесаться у самой. Тут-то я и поняла, что к чему, зачем и почему.

-А когда в первый раз попробовала?

-А я ещё и не пробовала, — призналась Алёна. — Я ещё целочка….

-Что так?..

-Так, а с кем здесь пробовать-то?! С дедами, у которых бороды длиннее, чем хуй?!.. Тут год назад один приезжал, … лейтенантик молодой, кстати, тоже родственник бабки Пелагеи. Он тогда только училище закончил, в отпуске был. Так вот! Тоже тюфяк какой-то! Правда, тут событий всяких много было, которые его сильно отвлекали. Но мог бы и пошустрее быть! Я вся соком изошлась, ожидая, когда же он, в конце концов, меня вскроет.

-И что?..

-А ничего!.. Нет, конечно, он что-то пытался там сделать! Но лучше бы и не пытался!.. Да-а-а, в деревне с этим делом туго! Хоть под скота лезь!

-Под какого скота?! — не понял Дима.

-Ну, лучше под жеребца, как Катька-царица делала. Правда, у той бешенство матки было, и её никто не мог удовлетворить окончательно из мужиков, а тут — просто не с кем!.. Хотя, я считаю — это стрёмно?..

-Что стрёмно?

-А со скотом пялиться!.. Может, давай с тобой попробуем?! — тут Алёна перевернулась, перестав делать вид, что любуется далёкими и бесполезными ей звёздами, и посмотрела в темноте прямо ему в лицо, Дима увидел, как живо и жадно, хищно даже блеснули в отсветах из окон дома её влажные от похоти зрачки. — А что?!.. Вроде бы у нас с тобой всё так доверительно, так интимно: беседуем на всякие щекотливые темы….

-Нет, — покачал головой Дима, вдруг, в самом деле, испугавшись.

-Что так?!

-Боюсь….

-Меня что ли?! — удивилась девушка.

-Да не тебя! — он стал изворачиваться, как мог. — Я тут в Москве с одной женщиной познакомился!.. Ой, и мастерица была по части ебли!..

-И?..

-Она многому меня научила….

-И?..

-И вот с тех пор что-то со мной произошло!.. Веришь?! Как замкнуло что-то: боюсь вступать в интимные отношения … с малолетками….

-Это я-то малолетка?! — возмутилась Алёна.

-Да нет!.. Но по сравнению с той тётей…. Понимаешь, я боюсь, что если буду делать то, чему она меня научила, то будет много вопросов и даже возмущения…. А по-другому я с тех пор просто не хочу даже….

-Ну, так давай со мной попробуй! — обрадовалась Алёна. — Показывай, что ты там умеешь!..

DSC03300Девушка была обворожительна в своей простоте. На секунду Дима даже испугался, что влюбится в неё вот с этого самого момента. И что тогда будет?!.. Как же Вероника?..

-Понимаешь, дело в том, что многое тебе покажется странным, … потому что чувственность у женщины раскрывается не излёте, ближе к сорока. У тебя многие эрогенные зоны ещё не развиты даже….

Говоря это, Дима вспоминал, как «мама» наставляла его:

-После сорока женщине хорошая ебля нужна, как воздух. И, честно говоря, тут уж не до любви какой-то там, строительства отношений. Шуры-муры разводить некогда. Она ей для здоровья просто необходима. Если у бабы за сорок хорошей ебли хотя бы раз в неделю нет, она очень быстро превращается в старуху. Так что тут уже не до моральных устоев, сам должен понимать! Если видишь женщину такого же возраста, как я, но та выглядит лет на десять, а то и двадцать, меня старше, — знай: её практически не ебут. Печально, но такова жизнь. О своей кунке женщина должна заботиться в первую очередь сама. Никто за неё не позаботится….

-Вот, дурачок! Да откуда ты знаешь, какая я?!.. Давай попробуем: от тебя-то не убудет! — игриво засмеялась Алёна, прильнув к нему, как кошка.

-Странный век! — удивился вместо ответа вслух Дима, будто не заметив этого движения.

-Что странного?!

-Ну, обычно мужики до баб задираются, а тут всё наоборот! Во всяком случае, у меня — так.

Он вспомнил, как у него начались отношения с Вероникой, потом возникла «мама», Анжела…. И вот теперь Алёна туда же!

-Не знаю, как в городе, а здесь — я просто спасаюсь от одиночества….

-Ну, вот, видишь! — обрадовался Дима, слегка отстранив девушку от себя. — Значит тебе это, собственно говоря, и не нужно!..

-Что?!..

-Ебля!.. Тебе общения не хватает! А это совсем другое, и для этого не обязательно вступать в столь близкие отношения. Не хватает общения — вот и давай общаться!.. Просто общаться!..

-Слушай, как общаться?! — возмутилась, снова прильнув к нему, Алёна. — Тем более — просто! Как это: просто общаться, — если я глаза закрываю, а у меня хуй перед глазами стоит?!.. Открываю глаза — опять он! Большой, твёрдый, слегка изогнутый, как сабля, ребристый, с огромной сизой, красивой залупой. Ох!.. И так хочется, чтобы он в меня вошёл!.. Всё готова отдать!.. Как общаться-то?!.. Просто…. Просто общаться, когда у меня такое перед глазами и днём, и ночью?!..

-Ну, и бабы пошли! — удивился Дима, в растерянности покачав головой.

-Это природа, Дима, женское естество….

Алёна потянулась к нему, чтобы поцеловать. И он не отстранился, почувствовав, как вкусны её прелестные губки….

[content_block id=12792 slug=posle-prg]