Невыносимая лёгкость бытия. Часть шестая. ВЕЛИКИЙ ПОХОД

46 / 100

if (w.opera == "[object Opera]") {
d.addEventListener("DOMContentLoaded", f, false);
} else { f(); }
})(document, window, "yandex_metrika_callbacks");

Векселя 100, 12%

28143351

к оглавлению1 2 3 – 4 – 5 – 6 – 7 – 8 – 9 – 10 – – 12 – 13 – 14 – 15 – 16 – 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 к оглавлению

Но возможно ли, чтобы левые теллектуалы (ибо врач с рыжими усами был именно таковым) готовы были выступить против инесов той или иной коммустической страны? Ведь коммунизм всегда рассматривался как часть левого движения.

Когда преступления страны, именуемой Советским Союзом, стали слишком скандальными, перед левыми открылась двоякая возможность: либо плюнуть на свою прошлую жизнь и перестать маршировать, либо считать (с большими или меньшими сомнениями) Советский Союз одним из препятствий Великого Похода и маршировать далее.

Я уже сказал: то, что левого делает левым, есть кич Великого Поход?.. Идентичность кича обусловливается не политической стратегией. а образами, метафорами, словами. Стало ь, можно нарушить обыкновение и маршировать против интересов той или иной коммунистической страны, но нельзя заменить одно слово другими словами. Можно грозить кулаком вьетнамской армии, но нельзя выкрикнуть в ее адрес “Позор коммунизму!”. Ибо “Позор коммунизму!” — лозунг врагов Великого Похода; и тот, не хочет потерять свое лицо, должен остаться верным чистоте собственного кича.

Я гою это лишь затем, чтобы объяснить недоразумение между французским врачом и американской актой, которая в своем эгоцентризме полагала, что стала жертвой зависти или женофобии. На самом же деле француз проявил тонкое эстетическое чутье: слова “президент Картер”, “наши традиционные ценности”, “варварство коммунизма” принадлежали словарю американского кича и не имели ничего общего с кичем Великого Похода.

к оглавлению1 2 3 – 4 – 5 – 6 – 7 – 8 – 9 – 10 – 11 – 12 – 13 – 14 – 15 – 16 – 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 к оглавлению