-Наконец-то! — обрадовался Зверев, когда понял, кого притащил с собой Охромов. — А я уж и не чаял тебя увидеть, … студент!..

-С крыши снял! — сообщил, не в силах отдышаться, словно после нагрузки или бега, Охромов. — Ещё немного, и сиганул бы вниз! Спорил с каким-то привидением!.. Летаргеном….

-Ты что, дурик?! — удивился бичеватого вида полковник. — Пока не выполнишь задание, не вздумай этого делать, — предупредил он Гладышева, погрозив ему пальцем. — Понял?!

-Понял! — согласился Дима.

Путешествие в рай-городТолько сейчас, придя в себя, он увидел из окон квартиры на одном из верхних этажей девятиэтажки широкую, как проспект, Харьковскую улицу и понял, что находится совсем недалеко от своего дома….

-В общем, так, чудило! Времени объяснять, что да как, — у меня особо нет! Скажу вкратце: тебе нужно вместе с моим сотрудником, Григорием, — полковник показал жестом руки на Охромова, — отправиться на поиски одного очень важного артефакта, … назовём его Эригмус…. Это один из самых таинственных и неизвестных ныне предметов культа из всех когда-либо существовавших. Внешне он представляет собой двойной тетраэдр: два взаимопроникших тетраэдра, образующих восьмиконечную звезду, симметричную по всем шести осям, лучи которой также представляют выступающие из центра, как из основания, тетраэдры. … С виду напоминает эдакого ежа. Очень интересная фигура, которая связывает воедино математику и мистику. И вы с Охромовым отправляетесь на его поиски….

-Зачем? — удивился Гладышев.

-Эригмус при определённом вербальном дополнении, — ответил Зверев, — способен на многое, в том числе переносить своего обладателя и иже с ним в пространстве и во времени….

-Но зачем?! — ещё раз спросил Дима.

Полковник словно запнулся, некоторое время глядя на него, словно ошарашенный его беспросветной, дремучей тупостью.

-Смотри, в какие страшные времена скатывается мир! — показал, будто отдёрнул штору, за окно Зверев. И только сейчас Дима заметил, что по Харьковской идёт чадящее многочисленными факелами так, что кажется: уже наступает ночь, — факельное шествие украинских националистов, в каких он и сам прежде не раз принимал участие, испугавшее теперь почему-то его своей мрачной и немой, — поскольку через стекло не было слышно «кричалок», то и дело раздающихся над марширующими, начинаемых очередным по строю сотником, которому отвечала его сотня, вышагивающая за ним следом: «Москаляку!…» — «…На гиляку!», —  грациозностью, особо впечатляющей со стороны. — Да!.. Всё в точности так, как написано в дневниках Битлера…. По сути, это конец света! — полковник открыл какую-то тетрадку, которую всё время держал скрученной в руке, и стал зачитывать оттуда написанное в ней мелкий, аккуратным, словно бисер, почерком. — «…Всё началось, как ни странно, с Украины! … Кто бы в страшном сне мог увидеть, что с этого милого края и пойдёт по земному шару апокалипсис. Он поглотил Европу, существенно, до безобразия потрепал Россию, от европейской части которой, как, впрочем, и от всего Старого Света, практически не осталось камня на камне, опустошил Ближний Восток и Юго-восточную Азию. Досталось и Африке. Единственная страна, которая снова обогатилась на всём этом и стала ещё более могущественной, — это США…»

Полковник сделал паузу и посмотрел сначала на Гладышева, а потом на Охромова, наблюдая за их реакцией на прочитанное, прошёлся по комнате, положил тетрадь на стол, стоявший ближе к окну, и, показывая на неё издалека, не переставая при этом ходить, будто испытывая сильное волнение, которое можно было унять только так, продолжил:

-Эти времена уже начались! — он прошагивался взад-вперёд на фоне окна, озаряемый пунцово-красными всполохами от многочисленных густо чадящих факелов на улице. — И если чёрный ветер апокалипсиса можно сравнить с опустошающим планету ураганом, то это, — что мы видим за окном, — первые слабые дуновения ветерка, предвещающего бурю. И многие люди радуются его порывам, выбегая им навстречу, принимая их за ветер перемен. Но благодаря этому дневнику, — Зверев, не оборачиваясь, показал за спину, в сторону стола, — я знаю, во что превратится этот лёгкий бриз, который, как большинству теперь кажется, несёт позитивные перемены и надежду на лучшее…»

По настроению полковника было видно, что времени сомневаться и дискутировать нет, и потому Дима, вопреки своему обыкновению спорить, решил на сей раз не перечить крайне взволнованному дядьке.

  • Я не совсем понял, как он выглядит! — признался он. — На что похож этот ваш … Эригмус?

-Вот он! — Зверев показал изображённую на фотографии, которая, видимо, неспроста лежала у него под рукой, скульптурную композицию из отблёскивающего металлом многогранника, посаженного в кольцо, на постаменте. — Это у штаб-квартиры Атлантического альянса … в Брюсселе…. Ну, не совсем, конечно, точно, но его подобие! … То, что в кольце!.. Звёздный тетраэдр…. По внешнему виду Эригмус и звёздный тетраэдр — одно и то же. Но у Эригмуса есть ещё и внутренне содержание, идея, которой у двойного тетраэдра — простой геометрической фигуры — нет, да и быть не может. Хотя…. Даже как геометрическая сущность Эригмуса, звёздный тетраэдр трижды мистически связан с числом шесть: у него двадцать четыре плоскостных поверхности и двадцать четыре грани, а также шесть осей симметрии вращения. Странно, но библейское, так называемое, «число зверя», каким-то образом, мне пока ещё не ясно, — каким, — тоже связано с Эригмусом.

Кроме того, звёздный тетраэдр, физическое проявление Эригмуса, как никакая другая геометрическая фигура, является объектом пристального исследования не только математики и религии, но и такой для многих странной науки, как квантовая механика. И хотя в естественной среде существуют такие геометрические фигуры, как, например, куб, тетраэдр и пирамида, встречающиеся, к примеру, в строении тех же кристаллических решёток твёрдых веществ, двойной тетраэдр в силу абсолютно симметричной «вогнутости» своей формы сам собой возникнуть в природе не может в принципе. Поэтому Эригмус — это предмет рукотворной культуры, подобие которому в природе невозможно просто потому, что он имеет отрицательные углы между всеми своими плоскостями! Единственное вещество, способное создавать в природе объекты с отрицательными углами между элементами структуры тела объекта — это вода. Снежинки, образуемые водой, поистине загадочны и неповторимы! Но даже снежинки имеют плоскую форму своих кристаллов, и среди них не найти той объёмной формы, которую представляет собой двойной тетраэдр….

Полковник остановился, перестав говорить и, глянув на Охромова и Гладышева, через минуту продолжил:

-Однако! Вернёмся к квантовой механике и религии, поскольку предметом интереса и той, и другой является по сути один и тот же объект, называемый жизнью! Почему я об этом говорю?!.. Какое отношение имеет это к предмету нашего собрания?!.. Да самое прямое, потому что именно коллективное внимание наблюдателей определяет тренд движения мира в русле времени, прокладывая его среди всех других возможных и существующих. Так вот!.. Хотя квантовая механика напрямую и не признаётся в том, что игнорирует, как определение, само понятие «жизнь», — так проще описать модель исследуемого, — именно от того в ней и возникли неразрешимые противоречия, заведшие науку в тупик!.. А исследователи никак не могут определить позицию наблюдателя и даже понять, что же есть сам наблюдатель, и где он находится. Квантовым физикам нужно сделать несколько шагов навстречу религии, например, явно ввести в науку понятие «жизнь». Тогда они смогут обнаружить, структурировать и описать наблюдателя, привязав его к жизни и убрав сразу же множество противоречий и неопределённостей…. Что же касается религии, то вернёмся к трём шестёркам….

Конечно, можно назвать совпадением, что у Эригмуса двадцать четыре плоскости, двадцать четыре грани и шесть осей вращения. Можно сказать даже, что эти факты, не смотря на всю их очевидность, притянуты за уши. Но в геометрии, как и в религии случайностей не бывает! Да и, как известно из квантовой механики, случайности не случайны. Если не принимать во внимание абстрагированную математику, а квантовую механику не считать наукой идиотов, то не трудно понять, что случайность полностью зависит от намерений наблюдателя случайности и подчиняется его воле, его намерению.

Сама по себе абстрактная случайность, без применения к ней внешнего наблюдения, без участия так называемого наблюдателя, представляет собой хаос. Суперпозиция в квантовой механике и описывает состояние хаоса. Вот ещё одно понятие, которого не хватает этой науке. Конечно, можно отождествить понятия суперпозиции и хаоса. Но всё-таки, как мне представляется, хаос — это нечто большее, чем суперпозиция. Хаос — это суперпозиция суперпозиций. То есть, если суперпозиция — это понятие, применяемое к некоему предмету, как объекту исследований, то хаос — это суперпозиция, применяемая к некоторому множеству суперпозиций, как вариативному объекту исследования. Поэтому, в зависимости от охвата, хаос может быть локальным или всеобъемлющим. Можно даже сказать, что хаос присутствует везде, где нет наблюдателя. Фактически при исчезновении наблюдателя, тотчас же наступает всеобъемлющий хаос. Поэтому при полном исчезновении разумной жизни существование Вселенной является невозможным. Отсюда можно сделать вывод, что сама вселенная априори неразрывно связана с наблюдателем, с целой многоуровневой системой наблюдателей, главным из которых, вне всякого сомнения, является Господь Бог!..

Альта-Спера.-Администртор. Выпущенные книгиЗверев сделал глубокий вдох и продолжи:

-Но и хаос существует всегда! Он простирается за пределами внимания Наблюдателя, как совокупности множества наблюдателей, и возникает сразу же, только какая-то область мироздания оказывается вне поля его зрения. Хаос — это противоположность Вселенной и жизни, в некоторых религиях именуемая нежитью, всегда присутствующая в системе мироздания, в которой есть и Вечный Наблюдатель, как противоположность самому факту наблюдения. Причём, как ни странно, но даже сама материя знает, когда за ней ведётся наблюдение, а когда — нет! И как можно в таком случае говорить о том, что материя не наделена разумом, не пропитана им?!.. У материи есть внутренний индикатор присутствия наблюдателя, благодаря которому она ведёт себя совершенно иначе в условиях хаоса и под взором наблюдателя.

Несомненно и то, что в противовес главному Наблюдателю со всем сонмом наблюдателей существует и главный сеятель хаоса со всей системой нежити. И здесь в науку следует ввести ещё одно понятие, уже для разделения хаоса и объекта, — это внимание или взор наблюдателя.

Объект — это предмет, который является таковым и выделяется из всеобъемлющего хаоса только благодаря вниманию или взору наблюдателя. То есть объект — это противоположность хаоса лишь при условии наличия внимания к нему со стороны наблюдателя. И потому в силу прямого противопоставления объекта и хаоса, можно установить антагонистическое тождество между хаосом и объектом, дополненным вниманием наблюдателя. А это значит, что в любой исследуемой квантовой механикой системе для баланса присутствующих в ней энергий энергия хаоса должна быть равна и противоположна энергии объекта. Поэтому, лишь уделяя внимание какому-либо объекту, наблюдатель проявляет его из хаоса, конкретизируя его из суперпозиции. Что это значит? А то, что при появлении наблюдателя, следящего за объектом, последний приобретает энергию, которой не обладал прежде. В суперпозиции у объекта энергии нет. В суперпозиции объект — абстракция в виде потенциала, который может возникнуть только благодаря вниманию наблюдателя, которое структурирует его положение, наделяет объект формой, цветом, запахом, характером, положением в пространстве и энергиями по отношению к иным объектам, — подробностями, коих у него не было при его нахождении в суперпозиции. Фактически только внимание наблюдателя к нему делает объект объектом, выделяя его из хаоса. А это значит, что уже само по себе наблюдение обладает энергетическим потенциалом. Поэтому объект и находится на более высоком энергетическом уровне, нежели хаос. И всё это происходит только благодаря вниманию наблюдателя. И когда в системе всеобщего хаоса появляется Наблюдатель, он повышает уровень выделяемого им объекта, скажем, на единицу, но при этом понижает энергию всего остального, то есть оставшегося, но уже локального, хаоса, на ту же единицу. И только появление наблюдателя в системе хаоса позволяет получить объекту энергию посредством наблюдения, отобрав её у оставшегося локального хаоса….

Полковник вдруг снова запнулся, будто нечаянно потеряв нить своей мысли, но, переведя дух, словно в заключение заметил:

-Между прочим, Эригмус включает в себя ещё и такое сакральное понятие, как меркаба! Но он фактически больше, чем меркаба….

-Меркаба?! — Диме показалось, что прежде он слышал это слово. — Что это?!..

-Узнаешь, когда найдёте! — Зверев отмахнулся от его вопроса как от надоедливой мухи, мешающей ему выступать, и раздражённо заключил, словно вынес вердикт по результатам всей этой странной и сумбурной встречи. — Итак, вам, Дмитрий Гладышев и Григорий Охромов, не теряя ни минуты, надо срочно отправляться на поиски Эригмуса.

-Но если Эригмус поможет вернуться во времени, то разве важно, с какой точки отсчёта его начинать искать?! — удивился Дима.

-Важно! — подтвердил Зверев. — Если перед Администратором, — жрецом, наделённым сакральными знаниями и Эригмусом, находящимся во вне бытия, — время представляет собой эдакое яйцо, в котором все возможные варианты всех возможных событий предстают в виде некой застывшей в вечности, в безвременье, объёмной фигуры, распростёртой в восьми измерениях, то мы с вами находимся внутри этой фигуры, в одном из воплощений, и плывём по течению реки времени, проложенному в определённом русле внутри этого яйца. У нас нет той свободы перемещаться между вариантами событий, какая есть у Администратора, у нас нет даже знания о будущем, которое, как ясный день, открыто Администратору!… Единственная путеводная звезда, которую я сейчас имею, вот этот дневник, записи Битлера, в которых есть то, что грядёт в этом воплощении в будущих временах. И я понимаю, читая его, что времени исправить ситуацию осталось совсем немного….

-Но как мы можем исправить ситуацию в целом мире? — удивился Дима.

-В целом мире, конечно же, — нет!.. Мир в этом русле, в котором мы пребываем сейчас, катится к пропасти апокалипсиса. И это так же неотвратимо, как и очевидно из этого дневника дальнейшее развитие событий.

-Но … как тогда? — удивился Гладышев.

-Мы. … Один из нас … может с помощью Эригмуса войти в состояние Администратора и повлиять на дальнейшее существование нами избранных, переместив их в то русло времени, которое ведёт мир ближе к осевой линии яйца событий. Без Эригмуса это сделать невозможно. А сделать это нужно прежде, чем желающих переместиться, в том числе и тебя, Дмитрий, пожрёт небытие….

-Другими словами….

-Другими словами, сделать это нужно прежде физического уничтожения желающего переместиться, потому что потом Администратором уже, естественно, не стать. Сейчас русло времени, в котором пребывает мир в данном проявлении, приближается к окраине яйца событий, за которой хаос и небытие. И небытие это не какое-то локальное, для отдельных индивидов, а всеобщее — для всего нашего воплощения мира. В Библии это названо смерть вторая…. Вот почему так символично, что апокалипсис начинается с Окраины. Наш мир, вообще, полон символизма, как маяков грядущих событий….

70972ve92a96Апокалипсис, — если выражаться образно, — скорлупа этого яйца, которую мир и начал прокалывать. Надо успеть достать Эригмус и выйти в надпространство и надвремя прежде, чем это случиться!.. Ты, Дмитрий, должен стать Администратором, и уже оттуда, с площадки безвременья, находящейся за пределами бытия, но позволяющей не только вернуться обратно в яйцо событий мироздания, но и выбрать себе в нём достойное место, наметить путь для перемещения в ту эпоху, в то воплощение, которые ближе всего к центру яйца событий, поскольку там, как в центре галактики, условия существования на порядок, как день от ночи, отличаются в лучшую сторону от тех, в которых мы присутствуем здесь ….

-Ну, и скольких вы собираетесь таким образом спасти? — вдруг неожиданно вступил в разговор Охромов.

-Это моё дело! — ответил ему Зверев. — Хочу лишь заметить, что спасти удастся немногих. В конце концов, Эригмус, не обладает всесилием Создателя, поскольку сам создан им….

-Странно слышать от вас такие вещи! Вы же были коммунистом….

-Да был, … но я никогда не был идиотом!.. Обстоятельства жизни изменились, мои знания о мире расширились и вышли за пределы учения, которое прежде я считал краеугольным камнем. И это объективная реальность, против которой перечить может только сумасшедший! Мои знания обогатились новым опытом, но вовсе не противоречат учению, которое я прежде считал истиной, а лишь дополняют и обогащают его. Да, мои представления о материи претерпели существенные изменения, расширившись до самого горизонта и даже уйдя за него. И в таком объёме знаний материя для меня уже не вступает в противоречие с духом. Потому что материя это и есть проявление духа. Она вся пропитана им, исходит, проистекает из него и в него же ниспадает. А дух можно представить, как Наблюдателя, как информацию, оплодотворённую мировой идеей. Но даже идея есть информация, а потому идея есть материя, и есть дух….

-Вы нас совсем запутали…. Но ладно, с чего нам начинать поиски? — в нетерпении перебил его Охромов.

-С того подземелья, где ты был с Яковлевым. Там есть колодцы и переходы, которые уходят в иные измерения. Вот туда-то вам и надо отправляться. Ты, Григорий, был там, и потому имеешь представление, можешь ориентироваться. А что касается Гладышева…. Как ни странно, но Дмитрий — именно тот жрец, который сможет совладать с Эригмусом: у него хорошо, не по годам, развито воображение. А это как раз то качество, которое просто необходимо для безопасного общения с этим могучим оружием. И, кстати, Эригмус — не только универсальный транспорт, он же и тот обоюдоострый, — причём, определение обоюдоострый несколько размывает понятие о нём, поскольку у него восемь лезвий, — меч в руке Херувима, охраняющего древо жизни. Ибо древо жизни это и есть в иносказании яйцо событий мира, а херувим — та внешняя площадка, тот командный пункт в безвременье, за пределами бытия, с которого можно снова вернуться в яйцо событий, но уже выбрав себе лучшую эпоху для воплощения….

-Но вы не ответили на мой вопрос! Сколько человек сможет воспользоваться этим переходом? — снова поинтересовался Охромов.

-Тебе место обеспечено! — шутливо успокоил его Зверев.

-А если серьёзно?!..

-Слушай, Григорий! О ком ты так печёшься?! — удивился Зверев, но вид подчинённого заставил его продолжить. — Ответ в Книге! … Сто сорок четыре тысячи!

-Ну, это довольно много! — успокоился Гриша.

-Но за одно перемещение — не более двенадцати. Причём тот, кто станет Администратором, не сможет вернуться в яйцо превоплощений, если только….

-Если только что?..

-Если только совершит боле трёх переходов….

-Иными словами, если я вас правильно понимаю, Гладышев, переместив более тридцати шести человек, навсегда останется в небытии?..

-Да. Но зато у него не будет ограничений для перемещения всех ста сорока четырёх тысяч….

-Если он захочет такой участи….

-К чему это ненужный спор?! — вдруг оборвал его Зверев. — До всего этого ещё очень далеко! Возможно, что избежать гибели не удастся никому, в том числе и нам, несмотря на то, что нам всё известно…. Что толку знать Апокалипсис из Библии, если участь твоя, как и всех прочих, — гореть в вечных муках в огненном озере?!.. Пока не найден Эригмус, мы сами заложники текущего русла времени, которое стремительно несёт мир к краю яйца событий, а нас, пока что пустых мечтателей, к погибели вместе со всем обречённым в этом воплощении сущим!..

-Что ж, аргумент более чем весомый!..

-Тогда вперёд, немедля, в путь! — сделал призывный, почти театральный, жест рукой Зверев, точно играл на сцене в каком-то эпическом действе и хотел понравиться невидимым зрителям.

-В путь! — согласился Охромов и протянул руку Гладышеву, встретившись с ним глазами и ища в его взгляде союза в решимости отправиться в путешествие.

Немного поколебавшись, Дима всё же протянул Охромову свою руку.

Так и вышли они, держась за руки, словно дети, отправившиеся в опасное путешествие, из конспиративной квартиры Зверева, странного, бичеватого вида, полковника канувшего в лету КГБ, и вскоре, как ни странно, уже были Сан-Франциско. Да и что тут могло быть странного, если, скорее всего, это был сон….

[content_block id=12792 slug=posle-prg]