Сквозь пелену рыданий, душивших её, Вероника заметила, что кто-то вошёл в номер.

Это был Битлер.

Увидел Веронику, плачущую навзрыд от какого-то бесконечного горя на постели, голую, в накинутом сверху махровом мужском халате, он бросился к ней:

-Вероника!

Она словно расстроенный ребёнок, продолжая исходить слезами, протянула к нему руки.

Битлер обнял её и привлёк к себе.

-Что ты здесь делаешь?! — радостно воскликнула она сквозь рыдания, прильнув к нему и немного успокоившись. — Я всё время думала о тебе!

-Я приезжал навестить мать и проведать могилу отца! — ответил Битлер.

-Забери меня отсюда, помоги мне! — взмолилась Вероника. — Мне плохо!

-Пойдём! — сказал Битлер. — Я выкупил тебя до завтрашнего вечера!

Он поднял Веронику с кровати.

-Но куда мы пойдём?! — удивилась она. — Посмотри на меня! На улице холодрыга, а у меня нет зимней одежды! Да вообще ничего нет, кроме этого дурацкого халата!

Вероника с ненавистью сбросила с себя халат, подаренный Шамилем вместо порванного им летнего сарафанчика, и осталась стоять на постели в чём мать родила.

-У меня машина внизу! — сказал Битлер. — Я отвезу тебя в загородный дом моего друга. Это всё же лучше, чем торчать здесь!

-Но в чём я поеду? — взмолилась Вероника, страдальчески сложив руки.

-Одевай пока халат! — подал ей одежду Битлер. — По дороге заедем в валютный магазин! Приоденем тебя!..

Вероника, укутавшись в большой махровый халат, прошла до лифта, потом, спустившись, по фойе до огромной стеклянной вертушки дверей из вестибюля гостиницы на улицу. Выскочив на студёный декабрьский воздух, с крыльца нырнула в новенький «БМВ», на который указал Битлер.

-Как я рада, что ты появился! — улыбнулась она, когда они тронулись, затем потянулась к любимому мужчине, сидевшему за рулём, прильнула к его плечу. — Я давно хотела сказать тебе, только всё не находила момента. А потом судьба разлучила нас….

-И что же? — трогательно подняв брови, спросил он, наблюдая за дорогой.

-Я люблю тебя, Саша! — произнесла Вероника так, как она никогда и никому это не говорила. — Я люблю тебя!..

Битлер притормозил машину у шлагбаума на выезде с территории гостиницы и посмотрел на неё как-то очень странно, долго и внимательно.

-Я тоже тебя люблю! — произнёс он наконец.

-Правда? — удивилась Вероника. — Тогда почему ты не сказал этого раньше?

-А ты?.. Почему не сказала?! — спросил он.

Вероника потупила взор.

-Я думала, что для тебя ничего не значу! — ответила наконец она.

-Но почему ты сказала это теперь?! — удивился Битлер.

-Потому что завтра я уезжаю на Кавказ, в Чечню! — поджала губы Вероника. — Меня продали в рабство чеченскому полевому командиру! Буду его походно-полевой женой!

-Это невозможно! — прокричал Битлер. — Мы же цивилизованные люди!..

-Слушай, увези меня отсюда! — взмолилась Вероника. — Я не хочу на Кавказ, не хочу в какую-то Чечню, не хочу на войну, не хочу быть ничьей походной женой, чтобы потом, однажды, мне в приступе гнева или ревности снесли кинжалом голову! Увези меня в Англию!..

Битлер повернул голову назад, дал задний ход и проехал так обратно до подъезда гостиницы.

-Сиди в машине! Я сейчас! — сказал он ей и исчез за четырёхлопастной вертушкой входных дверей вестибюля, но вскоре вернулся, и по его виду было заметно, что всё обстоит не так хорошо.

-Она не хочет тебя отдавать! — беспомощно и обиженно пожал плечами Битлер, сев в машину. — Слушай! Прямо что-то странное! Знаешь, сколько она за тебя запросила?!

-Миллион долларов! — догадалась Вероника, грустно пожав плечами и скривив гримасу страдания. — Но разве у тебя нет таких денег?!.. Заплати ей за меня, чтобы подарить мне свободу!.. Заплати! Ты же состоятельный человек!

Битлер пожал плечами:

-Миллиона долларов наличными у меня нет…. И никогда не было!..

-Ну, а как же этот отдых в Италии?! — удивилась Вероника. — Аренда яхты?! Номер люкс с видом на море?! Завтрак, обед и ужин в ресторане?! А все эти бесчисленные экскурсии?! Ты же потратил на меня за неделю больше ста тысяч долларов!

-Я финансист! — Битлер усмехнулся. — На Западе и в России понятие миллион долларов сильно различается! Я делаю деньги, привлекая чужие активы, инвестирую и реинвестирую, создаю всё новые деривативы и производные! Я делаю доход, который можно получить с миллиона долларов, используя лишь виртуальный миллион долларов!..

-Как это так?! — не поняла Вероника, чувствуя, что Битлер несёт какую-то чушь.

-Это очень долго объяснять! — покачал он головой. — Для этого я учился многие годы!.. Но постараюсь рассказать в двух словах!.. В России понятие миллион долларов — это чемоданчик, набитый наличными! Так думают здесь все! Это пещерная страна и пещерный подход к деньгам! Здесь все, даже теперешние русские капиталисты, в прошлом те же коммунисты и комсомольцы, унаследовали понятие денег из допотопного, морально устаревшего, пещерно-утопического учения Маркса! На Западе миллион долларов — это некая виртуальная сумма!.. Это не кэш, понимаешь?!.. Я использую деньги, которые не могу пощупать руками, вернее, их обещание, и эти деньги даже принадлежат не мне!.. Я не могу превратить миллион долларов, с которым работаю, в наличные! Это даже не мои деньги! Всё, что мне принадлежит, — это проценты с этого миллиона, навар по-вашему, которые я сумею заработать, за вычетом самой стоимости денег, понимаешь?!.. Грубо говоря, я беру чьи-то деньги, но не наличные, а запись на счёте в банке или у брокера, на какое-то время за одни проценты, а продаю эти же деньги, на какое-то другое время, — меньшее, — и меньшими суммами за проценты несколько большие, а разницу кладу себе в карман!.. Ну, конечно, не себе, а банку, в котором работаю…. Но это очень примитивное объяснение!..

[content_block id=12909 slug=mediassylka-na-stranicu-prodazhi-veronika-napisano-perom-elektronnaya]Битлер посмотрел на расстроенное лицо Вероники, которая так и не смогла его понять.

-Я платил за яхту, за гостиницу, за ресторан! — постарался объяснить он доходчивее. — Да, я потратил больше ста тысяч долларов! Но!.. Это были не наличные деньги!.. Это было лишь моё обещание того, что я когда-то рассчитаюсь, понимаешь?! Если бы я платил везде наличными, то остался бы без штанов!..

Он снова посмотрел на неё.

По Веронике было видно лишь то, что её надежды на Битлера рушились на глазах.

-Ну, а как ты вносил за меня залог в миллион долларов, когда меня оставили с тобой без охраны, без Саида, в Неаполе?! — поинтересовалась она уже как-то вяло и обречённо.

-Наличными! — признался финансист. — Так же, как внёс залог и сейчас, сегодня!..

-Ну!.. Так вот! Как?! Ты же их откуда-то берёшь?! — ничего не могла понять Вероника. — Почему тогда ты не можешь на них купить мне свободу от этого рабства?!

-Это деньги, которых у меня нет! — Битлер выискивал понятия попроще, чтобы донести до Вероники сущность своего богатства, больше со стороны похожего, в сущности, на мыльный пузырь. — Я их беру у банка во временное распоряжение!.. Даже не так!!!.. Это операционный кредит банка, который мне подконтролен, но которым я не владею! Понимаешь, банки дают друг другу краткосрочные кредиты для покрытия дефицита платёжного баланса, восполнения ликвидности…. Ты уж извини, за эти термины!.. Я и без того стараюсь объяснять всё как можно проще. Ну, так вот! Есть кредит овернайт, есть кроссдэй…. Я сижу на денежном потоке банка, то есть мимо меня течёт огромная река денег. Там текут миллиарды долларов!.. Поэтому то, что я отщипываю на время, — на несколько дней, — небольшую сумму, скажем, в миллион долларов, никому не заметно….

-Ну, так отщипни и заплати за меня! — брови Вероники наивно взлетели вверх.

-Но это незаметно, когда я вывожу деньги из потока на день, максимум, — на три! И то, я лавирую между кредитными линиями. Ты же видела, как в Неаполе я несколько раз на дню садился за ноутбук и что-то делал?! Это я закрывал овернайт и тут же брал кроссдэй. Эти кредиты довольно дороги, поэтому максимальная длительность, которую я могу себе позволить — это три дня. Потом я стараюсь как можно быстрее вернуть эту сумму в денежный поток, — потому что заплатить проценты за пользование ею со своего жалования могу только за такой небольшой срок подобного кредита, — и незаметно вношу плату процента за пользование этими деньгами от посторонней компании…. Если я не восполню процент банку, у него возникнет недостаток ликвидности! То есть у банка пропадут деньги, не пойдёт баланс!.. Начнутся разбирательства, и в конце концов выйдут на меня!.. Я потеряю работу и средства к существованию…. Понимаешь?!.. А если финансист теряет работу из-за того, что был пойман на подобных махинациях, то больше уже никогда и нигде её не найдёт! Конечно, я бы мог заплатить твоей хозяйке векселем банка с высокой ликвидностью, который, в случае чего, она спокойно могла бы превратить когда-то потом в наличные. При этом я бы так не рисковал и проценты не платил…. Но она векселя не признаёт, требует только наличку. Вот мне и приходится идти на разные махинации, чтобы побыть с тобой и избавить тебя от ига её рабства хотя бы на это короткое время!.. Я же ведь вижу, что с тобой делают!..

-Спасибо тебе! — Вероника вдруг подалась к Битлеру и с понятной только ей благодарностью прильнула к нему, растерянному и такому же беспомощному перед судьбой и перед «мамой», как и она. Теперь для неё это был уже не тот исполинский финансовый воротила, каким он казался ей раньше, а обыкновенный человек, который просто умел превращать свои финансовые знания и навыки в деньги и этим жил. — Я сейчас даже больше тебя люблю, чем прежде, когда я думала, что у тебя все карманы набиты долларами….

-Но что же теперь делать?!.. Я не хочу, чтобы тебя увозили в Чечню! — воскликнул он с ужасом в глазах.

Вероника задумалась.

-Сколько ты можешь отдать за меня наличным прямо сейчас?! — спросила наконец она.

-Ну, тысяч пятьдесят!.. Поверь, — это всё, что у меня есть!

-Я сама поговорю с ней! — Вероника дёрнула ручку дверцы машины и обернулась к нему. — В конце концов, это наглость!.. Я должна была ей всего пятьдесят тысяч!..

-Вероника! — окликнул её Битлер, но она уже бежала через метель к подъезду «Космоса» в одном махровом халате на голое тело. Ветер раздувал его полы, и прохожие с изумлением смотрели на её обнажающуюся при каждом порыве до самой талии снизу фигуру.

Он вышел из машины и бросился за ней следом, но догнал её только у лифта в огромном фойе гостиницы.

-Где она? — спросила Вероника, поправляя распахнувшийся халат, обнаживший её ослепительное тело, и дрожа больше от нервного возбуждения, чем от холода.

-В кабинете! — ответил Битлер, нажав кнопку вызова лифта.

Вероника знала этот кабинет! Там она впервые увидела «мамочку».

Стремительно преодолев несколько переходов, она ворвалась в него, словно сейчас готова была дать решительный бой мерзкой женщине или хотя бы набить той как следует наглую рожу.

«Мама» сидела в компании администраторши, они что-то курили, и обе весьма удивились появлению Вероники нагишом, в одном халате нараспашку, в сопровождении Битлера….

-Я вам должна была пятьдесят тысяч долларов! — сказала Вероника с порога, настежь распахнув дверь. — Почему за моё освобождение вы требуете с Битлера миллион?!..

-А что ты думаешь, Лада?! — с невозмутимой наглостью ответила ей «мама», словно давно ждала этого вопроса. — Деньги стоят денег! На твой долг капают проценты!

-Какие проценты?! — возмутилась Вероника. — И перестаньте, в конце концов, называть меня Ладой! Меня зовут Вероника, понятно?!..

-Ах, вон как мы заговорили! — угрожающе повысила тон «мама». — Надо же!.. В присутствии кавалера осмелела?!.. Так он здесь, в России, — никто, и звать его — никак, поняла?!.. Я его здесь, в Москве, самого сцапать могу, будет шалить! И он это знает!

-Я отработала вам миллион долларов! — продолжала Вероника, не обращая внимания на её слова. — Миллион!!!.. Вы мне ни копейки не заплатили! Всё забрали! Даже шмотки! А я вам должна была всего лишь пятьдесят тысяч долларов! Вам ни одна ваша проститутка столько денег не принесла, сколько — я! Я работала честно, по нашему уговору! По моим подсчётам, я уже отдала вам свой долг, какой бы они ни был!..

-Мало ли, что ты там считаешь!.. Отдала долг! — возмутилась «мама» так откровенно, что невольно, слушая её, можно было подумать, что Вероника, действительно, ей должна. — Твой долг ещё и вырос! Я тебе уже объясняла, сколько денег я на тебя потратила!.. Что?! Будешь жаловаться?! Кому?! — она засмеялась, откинувшись назад. — Битлеру?!.. В ООН?!..

«Мама» и администраторша развеселились, и Вероника поняла: они «под кайфом». В кабинете стоял специфический запах анаши. Доказывать что-либо ей было бесполезно.

-Сколько? — спросила Вероника, вдруг обречённо сникнув, поняв, что каким-то загадочным, непостижимым образом целиком оказалась во власти этой женщины, которая теперь могла назначить за её свободу любую сумму, какую хотела, с потолка.

-Миллион! — став серьёзной и злой, ответила «мама».

-Это беспредел! — не выдержала Вероника. — Я же так никогда не рассчитаюсь!.. Почему всё время миллион?! До курортов был миллион, и теперь, когда я уже принесла вам миллион на блюдечке, опять — миллион!.. Я что — ваша собственность?!

-Да! — покивала головой, дурашливо сложив трубочкой губы, «мама».

[content_block id=12907 slug=mediassylka-na-stranicu-prodazhi-veronika-napisano-perom-bumazhnaya]Разговор был окончен полным разгромом. Вероника вышла из кабинета.

-Когда ты уезжаешь?! — поинтересовалась она у Битлера.

-Завтра! С Шереметьево! — ответил он.

-Значит, мы видимся в последний раз?! — на глазах у Вероники навернулись слёзы.

-Ну, почему же?!.. У нас ещё есть время… до завтрашнего вечера!

-Нет! — покачала головой Вероника и направилась в свой номер, потом обернулась к озадаченно стоявшему посреди гостиничного коридора Битлеру. — Иди, забери у неё свой миллион! Если будет спрашивать, скажи, что я не хочу с тобой спать!..

Она пошла прочь, потом остановилась, снова повернулась к нему и произнесла:

-Хочешь, останься со мною здесь, в моём номере!.. Я тебя хочу!..

Всю ночь Вероника предавалась отчаянному сексу, словно хотела съесть Битлера целиком, полностью превратить его тело в семя и поглотить всё его без остатка. Теперь она знала от Вики, почему не беременела, хотя ничем не предохранялась вопреки требованиям «мамы», — всё это время у неё наблюдалось какое-то спонтанное желание «залететь»! Хоть от кого! Ей было всё равно! Но ничего не выходило, и теперь, когда Вика рассказала ей про выкидыш, она знала, что уже вряд ли сможет это сделать.

Если бы она могла, то забеременела бы сейчас от Битлера просто потому, что, в самом деле, его любила и хотела произвести на свет от него ребёнка, мальчика….

В тайной надежде на чудо Вероника всю ночь страстно, самоотверженно, до изнеможения совокуплялась с ним.

Под утро Битлер устал от любовной страсти и её умелой игры и затих рядом с ней….

-Если я убегу, ты возьмёшь меня с собой, в Лондон?! — поинтересовалась Вероника.

-У тебя ведь даже паспорта нет! — грустно заметил он. — Простого!.. Не то, что заграничного!

-Всё равно! — продолжала она. — Я убегу!.. Спрячешь меня в чемодан!.. Купи большой чемодан! Я туда залезу, и ты сдашь меня в багаж! В Англию прилечу в чемодане!

-Ты представляешь себе, что это такое? — удивился Битлер. — Там, в багажном отделении, холодно и разреженная атмосфера! Это же не пассажирский салон! Ты можешь просто замёрзнуть или задохнуться при перелёте! Тебя могут обнаружить! К тому же, багаж кидают, как попало, на тебя могут навалить тонну чужих вещей и просто раздавить!

-Всё равно! — заключила Вероника. — Лучше пусть раздавит, чем терпеть такое!..

-Ну, хорошо! — согласился вдруг Битлер. — Рейс на Лондон, из Шереметьево в двадцать два ноль-ноль. Я куплю чемодан побольше, пластиковый, чтобы тебя не раздавило, кислородную маску и что-нибудь из тёплой одежды…. Здесь не до красоты! Думаю, телогрейка, ватные штаны и толстые шерстяные носки подойдут…. Буду ждать тебя в здании аэропорта, в вестибюле на платформе, там, куда приходит аэроэкспресс с Савёловского вокзала.

-Хорошо! — ответила Вероника, уже вынашивая план побега. — Я доберусь до Шереметьево сама!.. А ты с утра забери деньги и уезжай, как будто совсем, понял?!

-Только…. Если ты не приедешь, Вероника, — сказал Битлер, — то я улечу…. Без тебя….

-Хорошо! — решительно произнесла она. — Я буду! Жди!..

[content_block id=12905 slug=mediassylka-na-stranicu-alta-spera-veronika]Рано утром, пока не ушёл Битлер, она позвонила Гарику с телефона из номера: пока в номере у неё был клиент, для его удобства связь не отключали.

-Гарик! — сказала Вероника, услышав сонный голос армяна. — Жду тебя на обед!

-Слушай, милая!.. Дорого в «Космосе» обедать! Понимаешь?!.. У меня столько денег нэту!..

-Я тебе отдам твои четыреста долларов! — произнесла Вероника. — Будь в четыре!

-Точно?! — у Гарика даже голос переменился, он враз проснулся. — Ну, жди, милая!..

Вероника выбрала из оставшихся тряпок платье поприличнее и в сопровождении молоденького мальчика-чеченца спустилась в гостиничный ресторан на обед.

-Долго не кушай! — предупредил её охранник. — В шесть за тобой Саид заедет!..

Вероника окинула взглядом помещение и нашла столик, за которым уже сидел Гарик, ожидая не столько её, сколько обещанные деньги. Он сидел с чашечкой кофе. Вероника направилась к нему и подсела, сделав вид, что не знает таксиста:

-Здрасте! Можно к вам приземлиться?!..

Гарик глянул на Веронику, потом на молоденького охранника и принял её игру:

-Да, пожалуйста, милая! Для такой красивой девушки у меня всегда свободно!..

Подошёл официант, Вероника сделала заказ и стала ждать, когда его принесут. Охранник стоял рядом с ней, и она теперь лихорадочно думала, как от него избавиться.

-Слушай, мальчик! — обратилась к нему Вероника. — Давай, я тебе что-нибудь закажу!

-Нет! Нет! Спасибо! — замахал руками чеченец. — Я на службе!

-Да ладно, тебе! — возмутилась она. — Думаешь, мне приятно есть, когда ты вот так, как надзиратель, надо мной стоишь! Даже в тюрьме так не едят!..

Слова её возымели действие, и через пару минут охранник уплетал за соседним столиком заказанный Вероникой ему лагман. Теперь она могла говорить.

-Где деньги, милая? — спросил Гарик первым.

-Отдам в Шереметьево! — процедила Вероника, низко наклонившись над тарелкой.

Гарик понял, что она хочет удрать, но, видно, решил ей помочь за обещанные деньги.

-Половину сейчас! — произнёс он, поглядывая на увлёкшегося едой охранника.

Вероника передвинула ему по столу две сотенных купюры, хотя и понимала, что Гарик может её кинуть. Но надо было рисковать: торговаться времени не было.

-И за обед сегодня платишь ты! — сказал таксист, взял со стола доллары и встал, готовясь уйти. — Жду тебя пятнадцать минут под пандусом, потом уезжаю!..

Когда Гарик скрылся из вида, Вероника ещё несколько минут лениво ковырялась в тарелке, потом встала и пошла.

-Куда? — поинтересовался охранник, оторвавшись от еды.

-В дамскую комнату! — смутила его Вероника и повернулась к официанту, сказав. — Мальчику ещё лагман, пожалуйста, какой-нибудь десерт и попить!.. На мой счёт!

[content_block id=12903 slug=ssyslka-na-knizhnyj-magazin]Улучшив момент, когда охранник на неё не смотрит, Вероника выскочила из ресторана, неторопливо прошла по фойе мимо администраторши, которая оформляла группу клиентов, так же не спеша, вошла в вертушку, за которой стоял на улице портье. Она представляла себе, что её никто не замечает, и потому надо делать всё спокойно. Иначе, если начать мельтешить, все сразу обратят на тебя внимание и поймут, что это побег.

На улице стоял большой туристический автобус, и из него выходили иностранцы. Гарика с его машиной не было.

У Вероники от обиды навернулись слёзы, и она, поняв, что он её обманул, повернула обратно ко входу: стоять в одном платье на морозе было холодно….

-Эй, милая! — окрикнул её голос Гарика.

Она тут же обернулась, — Гарик выглядывал из-за автобуса, — обошла не спеша огромный автоэкспресс и тут же бросилась стремглав в машину, вся дрожа от переохлаждения.

-Я специально за автобус встал, чтобы меня не заметили! — пояснил Гарик. — В Шереметьево, значит?!

-В Шереметьево! — подтвердила Вероника. — Жми на всю катушку!.. Скорей!

-Э-э! Здесь рядом! — успокоил её таксист. — Пробок нет, через полчаса там будем!..

В Шереметьево-1 Вероника отдала у подъезда Гарику оставшиеся двести долларов.

-Никому не говори! — предупредила она его.

-Да я что, больной?! — пожал плечами Гарик, убирая в карман деньги. — Бежишь, что ли, милая?!.. Куда?! — поинтересовался он после.

-Слушай, Гарик!.. А я ведь тебя тогда, в Сумах, убить хотела! — сказала ему зачем-то Вероника.

Гарик осёкся, да так и остался сидеть, ошарашенный признанием.

Вероника выпорхнула из машины в своём летнем платьишке, вбежала в подъезд аэровокзала, промчалась на верхний этаж, в конце длинного зала которого был вход на станцию аэроэкспресса.

Битлера она узнала издалека по огромному чемодану, который был при нём. Он бросился к ней радостно как мальчишка.

-Саша!.. Времени нет, давай паковаться! — отстранила его сердито Вероника.

Они прошли на перроны аэроэкспресса, сели в поезд, который вскоре отправился в Москву.

В вагоне было пусто. Под потолком в центре салона работал телевизор.

Они разместились на креслах, Битлер раскрыл огромный чемодан, откуда достал телогрейку, нательное бельё, ватные штаны, шерстяные носки, валенки и шапку-ушанку.

-Одевайся! — сказал он Веронике. — Через час будем на Савёловском вокзале.

Вероника скинула с себя платьице, — единственное, что на ней было из одежды, — натянула полушерстяное нательное бельё, затем штаны с фуфайкой, валенки и шапку. В этом наряде она была похожа на какого-то глупого, но очень красивого мальчика-подростка, с тонкими, юношескими, почти девичьими ещё чертами безусого лица.

Одевшись, Вероника стала со злостью топтать своё платье, потом порвала его в клочья. После этого она уселась и стала смотреть на проплывающие мимо огни мегаполиса.

-Скоро приедем! — глянул на часы Битлер. — Надо лезть в чемодан!

Вероника повернулась к нему от окна. В её глазах было что-то непонятное, не то тревога, не то испуг: план побега в Англию в чемодане был, действительно, изуверским.

-Тебе страшно?! — спросил Битлер.

Вероника немного помолчала, как будто собираясь с духом, потом сказала:

-Саша! Страшнее той жизни, от которой я бегу, нет для меня ничего!..

Затем она встала и приказала ему, бросив взгляд на чемодан:

-Открывай!

Битлер раскрыл чемодан в центре вагона, где не было кресел. Вероника вступила в него, присела и улеглась, умащиваясь в страшной посылке, свернувшись калачиком. Битлер помогал возлюбленной втиснуться в ограниченные рамки пластикового ящика как мог.

-Вот кислородная маска! — сказал он ей напоследок. — Почувствуешь, что трудно дышать, — надевай!..

Когда поезд плавно остановился у глухого перрона-тупика Савёловского вокзала, из него среди немногих прилетевших в Москву пассажиров вышел Битлер. Он с трудом переместил огромный и тяжёлый чемодан на платформу и покатил его на колёсиках к зданию следом за ушедшими вперёд попутчиками.

-Вы знаете, сколько за перевес заплатите? — удивилась принимавшая на весах багаж девушка. — И вам таможню пройти надо!..

-Что в чемодане?! — поинтересовалась подошедшая таможенница.

-Очень ценный груз! — ответил Битлер.

-Что именно?! — не унималась женщина.

-Документы! — Битлер предъявил дипломатический паспорт. — Досмотру не подлежат!..

-Не подлежат — не подлежат! — расстроилась таможенница. — А чего так много-то?!

Битлер пожал плечами:

-Дипломатическая почта! — и обратился к взвешивавшей чемодан девушке. — Сколько я должен!..

Вскоре чемодан, взвешенный и оплаченный, уезжал по транспортёру в сторону окна, зашторенного резиновыми ленточками, и Битлер крикнул ему вдогонку:

-Вы поосторожнее там с почтой! Очень нежная документация!..

Через час он снова был в Шереметьево и ждал приглашения на регистрацию на рейс в Лондон….

-Как там сейчас Вероника? — думал Битлер, потягивая дорогой, вкусный кофе в заметаемом пургою аэропортовском кафе.[content_block id=12900 slug=posle-veronika]