Вероника испытывала и счастье, и тревогу одновременно.

Съёмки подходили к концу, и вскоре предстояло вернуться в Москву, обратно в «Космос», вспоминая который, душа её содрогалась. Он виделся ей теперь подобным мрачной Бастилии, в которой ей суждено провести остаток дней.

Битлер давно уже должен был улететь в Лондон, но всё ещё был с ней. Не трудно было заметить, что дела свои он, быть может, в первый же день завершил и теперь просто «подсел» на Веронику, не в силах выпутаться из оков страсти, которыми она нечаянно привязала его к себе.

Но и она тоже увязла в своих чувствах, как муха в сладком нектаре, что было ей категорически запрещено.

Теперь ей казалось, что Битлер был всегда, и жизнь, которую она прожила до него, была не жизнью, а только ожиданием Битлера.

Они даже не могли толком поговорить, потому что, едва наступала минута уединения, как тут же окунались в страсть, сплетались в одно целое и не могли расстаться.

Вероника словно проснулась от забвения и поняла, что, оказывается, до Битлера она никого по-настоящему не любила.

Нет, конечно, она была чьей-то женой и чьей-то любовницей….

[content_block id=12903 slug=ssyslka-na-knizhnyj-magazin]Любовница! Любовницей она никогда и не была. Это состояние, подобное тому, в котором она находилась в «Космосе», сродни проституции, правда, иного качества. Любовница, значит, — содержанка. И женщина терпит все прихоти любовника и его присутствие в своей жизни по тем же причинам, по которым становится и проституткой. Только клиент у неё один, иногда несколько. В общем, любовница — та же проститутка только персональная, и мотивы вступления в интимные отношения те же. Но явление это настолько распространённое, что пуританская мораль, осуждая проституцию, лицемерно закрывает на такие отношения глаза, как на что-то вроде бы удобоваримое и общепринятое. Хотя проституция, если разобраться, честнее и даже благороднее, что ли, чем отношение любовницы к своему или своим кавалерам….

Впрочем, какое ей дело до всей этой дряни! Любовницей она никогда не была, хотя замуж за Бегемота вышла, действительно, как сожительница, рассчитывающая беззаботно прожить всю оставшуюся жизнь за счёт нелюбимого мужчины.

Да, у неё были романы, которые она позволяла себе с другими, но ни один не мог сказать, что она была его любовницей: мужчин она бросала сразу же, как только ей становилось неинтересно.

Правда теперь, с высоты своего нового опыта, бросившего её в яму продажной жизни, она могла сказать, что и романы-то эти были какими-то детскими: никакой глубины чувств, никакой экзальтации, никакого экстаза и, уж тем более, того извержения оргазма, за который можно было отдать всё. Она и припомнить не могла, когда хоть раз испытала женское удовлетворение, как насытившаяся кошка, в тех связях, которые были до всего, что происходило с ней теперь. Это было самое настоящее детство: позволять мальчикам, взрослым и не очень, чтобы те с ней баловались и пачкали её дырочку своими неумелыми писюльками. Тьфу! Знала бы она, что это отличается от настоящего секса, как серые сумерки от солнечного дня, — не подпускала бы тогда к себе никого и близко….

Но Битлер! Битлер был для неё всё! Она отдавалась ему с удовольствием и страстью, с вожделением принимая в себя его член, как долгожданного избавителя от жажды: во влагалище, в анус, в горло. Она словно хотела насытиться им, поглотить его всего и не могла. Она заболела им, но даже не считала это помешательством. Она отдалась Битлеру полностью, на клеточном, на молекулярном уровне, на уровне своего ДНК, будто бы он был единственным ключиком, который открывает ларец её счастья, спрятанный где-то далеко-далеко в глубине её космической сущности. И ей было совершенно неважно, что он думает про неё, неважно, что не знает, какой страстью к нему она вся горит и тогда, когда он с ней, и тогда, когда его нет рядом. С самого первого и до самого последнего атома её многомиллиардная Вселенная, называемая Вероника Бегетова, теперь принадлежала этому человеку безраздельно. И она не переживала о том, что скоро его не будет с ней, и ей снова начнут пользоваться, как половой тряпкой, пусть высшего разряда, но всё-таки тряпкой, чья судьба была в чужих руках: память о Битлере, записанная в каждую клеточку её организма, останется в ней навсегда.

Да, было грустно, что всё вот-вот должно закончиться, что отмашка «На старт!» уже дана.

Было даже неудобно понимать, что из-за неё он портит свою жизнь и свою карьеру, потому что давно уже должен быть в Лондоне, со своей семьёй, в своём банке. Но это был его выбор! И Вероника была лишь благодарна ему за это!

Каждое следующее утро, просыпаясь и видя, что Битлер всё ещё здесь, рядом с ней, она говорила в себе, в своей душе: «Спасибо!»

И это значило лишь то, что снова будет яркий солнечный день, полный чувств, секса, солнца, счастья, любви!..

И пусть он думает о ней что хочет — она не против! И даже разрешает ему думать, что она всего лишь суперпроститутка, которая доставляет ему такое дикое удовольствие, — как учили, — которое вряд ли сможет, а, главное, — захочет, — доставить когда-нибудь любая другая женщина. Ей это было не важно! Ей важно было, что она встретила этого человека, и теперь он останется в ней, в её теле, в её памяти, в её чувствах навсегда….

Быть может, вся её судьба, все её дрязги, все её страхи и приключения, становившиеся порой злоключениями, вся грязь, в которую она окунулась и даже сейчас сидела в ней по уши, были нужны лишь для того, чтобы встретить Битлера?! И она теперь согласна была заплатить такую цену только потому, что вдруг осознала, что он — её высшее предназначение, которое просто не случилось бы с ней, если бы её путь лежал не так, не через Москву, не через «Космос», не через «маму»…. Иначе, Битлера просто не было бы. И её жизнь прошла бы зря!..

Он был как вспышка в её жизни, озарившая смысл её существования, который не казался ей теперь таким запутанным и странным, таким порочным и грязным. Ведь кто-то, чтобы ввести в её жизнь Битлера, просто просчитал самый оптимальный и, быть может, единственный маршрут достижения этой встречи, ради которой, — теперь Вероника это знала точно, — она и родилась….

Как лампочка, горевшая над ней. Её произвели где-то в Юго-Восточной Азии, доставили через весь земной шар сюда, в Италию. Та долго пылилась на каких-нибудь складах, тряслась в грузовиках, потом ещё недели или месяцы лежала на полке в каком-нибудь захолустном магазинчике или супермаркете Неаполя в ожидании, пока её, купят. Потом её вкрутили в цоколь лишь для того, чтобы сейчас она ярко сияла над её постелью, даря ей свет и тепло. Так и Вероника проделала свой долгий и трудный путь только для того, чтобы однажды появиться и сгореть в жизни Битлера, осветив её своей яркой вспышкой любви.

[content_block id=12905 slug=mediassylka-na-stranicu-alta-spera-veronika]Да, когда та сгорит, её без сожаления выбросят на помойку. И пусть потом будет валяться там ещё неизвестно сколько, пока не проржавеет и не превратится в прах, вспоминая всё оставшееся бесполезное время своего существования, как ярко светила над головой у Вероники, над чудесной кроватью, где та предавалась любви и страсти, — сейчас она, не сожалея о будущем, освещала ей мир.

Так и Вероника теперь знала, что настал тот момент в её жизни, когда надо просто гореть, отдавать себя, не думая о том, что будет завтра.

Завтра всё равно наступит, — хочет она того или нет, — и по завершению всего её ждёт мусорная яма….

Каждое утро в их номер звонили. Сначала из банка, где Битлера уже просто потеряли, потом из дома, из далёкого и, может быть, единственного счастливого города на свете, — Лондона, — который просто не мог быть другим потому, что там жил Битлер. Он что-то придумывал, сочинял, врал в телефонную трубку, доказывая, что необходим здесь, на съёмках, нёс какую-то несусветную чушь, чтобы остаться в Неаполе ещё хотя бы на один день. Битлер не говорил ей, но Вероника понимала: причиной тому была она.

Ей, конечно же, приятно было это осознавать. Но это было не важно, потому что, — уехал бы он или остался, — Битлер поселился в ней навсегда.

Ей было нестерпимо грустно. Какой-то холодок безысходности и неминуемого расставания сквозил всё сильнее в её душе, но она с усилием прогоняла прочь тревожные мысли, стремясь подольше сохранить тепло внутри себя или его иллюзию. Однако с каждым днём делать это становилось всё труднее….

Конечно же, это была иллюзия! Он знал, кто она!.. И вряд ли ему было важно, что она чувствует. И даже то, что Вероника стала проституткой не по своей воле, вряд ли могло что-то изменить и быть ей оправданием. Да она и не пыталась ему это объяснять. Она вообще ему ничего не говорила, ни о себе, ни о своих чувствах.

Все эти две недели, что Битлер был с ней, они только и делали, что безудержно предавались страсти. И Вероника не могла понять: то ли так изменилась она, то ли он был тем мужчиной, который подходил ей, как ключ к замку. Иногда ей хотелось спросить его, что он о ней думает, но она не решалась….

Настал последний день съёмок. Вероника поняла это по тому, что сворачивали декорации.

Она ещё раз снялась в какой-то нелепой постельной сцене, где изображала предающуюся мастурбации на одинокой постели покинутую красотку. Этот дубль почему-то не нравился итальянскому режиссёру, и он заставлял снимать его снова и снова.

Битлера в этот день, — как она привыкла уже, — на съёмочной площадке не было, и Вероника поняла, что это конец её сладкой сказки.

По сердцу полоснуло ножом, она хотела зареветь и едва сдержала слёзы: если бы о том, что она влюбилась, узнала «мама», это был бы в самом деле конец, но уже всему, — та не раз в ходе своего «обучения» предупреждала Веронику, что главная опасность для проститутки — влюбиться.

  • Узнаю — прощайся со своей заграничной карьерой! — было её «выпускным» напутствием. — Пойдёшь в номерные девки!

Быть может, Битлер был её первым испытанием, но ей не суждено было его преодолеть….

После полудня «мама» собрала всех в деревенском двухэтажном домике.

От всей обстановки веяло финалом. За обедом она сказала Веронике:

-Ты остаешься в Неаполе ещё на неделю…. Тебя купили….

Весь оставшийся день Вероника пребывала в растерянности и смятении перед неизвестностью, — быть может, тот итальянский режиссёр позарился на украинскую красотку, — но к вечеру за ней заехал… Битлер.

Она не могла в это поверить: сказка продолжалась.

Оказалось, что он уже успел слетать в Лондон, уладить там свои наболевшие дела и вернуться назад!.. К ней! К Веронике! И неважно было, как это называется, — «купили» её или сделали что-то ещё…. Битлер, её Битлер снова был рядом!

[content_block id=12907 slug=mediassylka-na-stranicu-prodazhi-veronika-napisano-perom-bumazhnaya]Это было похоже на чудо! Казалось, что кто-то там, где варились в котле истории людские судьбы, внял её нечаянным мольбам и подарил Веронике ещё неделю Италии, неделю Неаполя, но, самое главное, — неделю Битлера!

Лампочка горела снова, как будто у неё была вторая, запасная, тайная спираль. Значит, её пока рано выкручивать из цоколя и выбрасывать на свалку!..

Вероника была на седьмом небе, будто эта неделя не должна была закончиться никогда! Её мечты сбывались!..

Она вспомнила…. С ней рядом в самолёте из Москвы в Рим на международную конференцию летел симпатичный молодой человек. Он рассказывал ей, весело и безудержно болтая, что нигде не работает, ничего не делает и живёт себе припеваючи. Веронике тогда тоже так захотелось, и она поинтересовалась, как такое возможно.

-Очень просто! Я дистрибьютор сетевой кампании! Моя главная задача — создавать пассивный доход. Сначала было немного, но год от года мой доход возрастает, и вот теперь я езжу по конференциям в качестве почётного гостя, выступаю перед начинающими дистрибьюторами….

Оказалось, что едва ли не половина самолёта, который вылетел из Москвы, была заполнена его командой дистрибьюторов, которую он вёз на конференцию.

Вероника и раньше слышала про сетевые кампании. У неё даже было несколько подружек, которые в них работали. Те что-то предлагали и, казалось бы, почти безрезультатно суетились. Но она никогда и подумать не могла, что в сетевой компании можно достичь такого результата! Когда об этом же рассказывали её подруги, ей казалось, что они ищут очередную лохушку, чтобы завлечь её в свою сеть.

Однако молодой человек не пытался завлечь её, он говорил с ней совершенно о другом, делился с ней своими мыслями о том, как ей изменить её собственную жизнь в лучшую сторону:

-Думай о том, чего ты хочешь добиться, а не о том, от чего ты хочешь избавиться!.. Закон притяжения — самая большая тайна, которую надо знать, чтобы преуспеть в жизни. Восприятие происходит через призму сознания….

Вероника слушала его с интересом.

-Помни, — продолжал молодой человек, — что твои мысли материализуются не сразу! Между мыслью и её материализацией существует некая пауза, промежуток времени, который отделяет желание от его материализации. Он необходим, чтобы человек точно осознал то, что он желает, потому что исправить материализацию потом практически невозможно….

Вероника вспомнила при этих словах, как она шла по набережной реки Стрелки и вдруг с какой-то особой страстью загадала…. Она даже дословно вспомнила, что и как! Это было такое пылкое и мощное желание! Но оно было каким-то неправильным и потому, наверное, материализовалось в виде Саида, «Космоса» и «мамы»….

-…очень важны положительные эмоции, — наставлял её молодой человек. — Чем чаще будешь испытывать положительные эмоции, тем больше эти сигналы будут уходить во Вселенную и, многократно усилившись, возвращаться к тебе обратно! Сконцентрируйся на положительных эмоциях! В этом секрет закона притяжения! Это тайна жизни! Твоя жизнь может стать просто феноменальной!..

Вероника и верила, и не верила своему случайному попутчику. Всё звучало так красиво, так просто, так обманчиво!..

Против его слов был опыт не только её жизни, — жизни родственников, друзей и знакомых. Если бы всё было так, как говорил он, все бы они были счастливы. Но большинство из них едва сводило концы с концами.

Однако большая часть пассажиров самолёта, летевшего из хмурой Москвы в солнечный Рим, была дистрибьюторами структуры сетевой компании этого молодого человека! Сам он был дорого, добротно и красиво одет и не выглядел несчастным и придавленным жизнью. И Веронике вдруг захотелось выбраться из своего тесного мирка и идти вместе с этим человеком, строя своё будущее по новому лекалу.

Всё время полёта она слушала его. Он не звал её в свои сети, просто рассказывал нечто новое, и это подкупало:

-Первый шаг — попроси! Сообщи Вселенной, что ты хочешь! И Вселенная откликнется на твои мысли. Пиши свои желания в настоящем времени, словно размещаешь заказ, выбираешь себе блюдо из меню Вселенной. Второй шаг — поверить, что заказанное исполнится. Это очень важно! Никто не знает, как получится то, что ты просишь. Но оно сбудется обязательно, надо только верить в это! Просто одни просят и тут же отменяют свой заказ, говоря: ничего не получается или, — это не получится. А другие знают, что это сбудется! И у них оно свершается! Сомнения приносят ощущения разочарования. Замени сомнения уверенностью в осуществлении задуманного! Третий шаг — принять радость. Как будто ты уже получила то, что просила. Вера должна быть подкреплена соответствующими эмоциями, иначе не хватит сил материализовать желаемое. Не думай: я могу поступить, но не хочется. Вселенная любит действие! Не медли, не сомневайся! Действуй! Следи за тем, к чему тебя тянет! Желание переходит в физическую реальность вместе с тобой и через тебя….

Это было просто удивительно! Вероника слушала рассказчика, перебирая последние события своей жизни, и находила во многом подтверждение его слов. Большинство из событий были следствием её страхов, сомнений, страстных желаний. Рано или поздно они воплощались в её жизни.

-И ты достигаешь желаемого только потому, что ты этого хочешь. Своими мечтами ты освещаешь только несколько десятков метров тёмной дороги будущего впереди, по которой едешь через ночь жизни. Но если не освещать их и не выбирать дороги, то очень скоро окажешься в кювете! Ты должна спросить себя, находишься ли в согласии со Вселенной….

Помнится, Вероника мысленно усмехнулась тогда. Вот она сейчас, конечно же, находится в согласии со Вселенной, сидя в кресле самолёта, несущего её на съёмки эротического фильма.

Она слушала речи молодого человека о свободе, которую человек может как дать себе сам, так и забрать сам у себя, а на них то и дело из ряда впереди, напротив, через проход, косо поглядывал Саид.

[content_block id=12909 slug=mediassylka-na-stranicu-prodazhi-veronika-napisano-perom-elektronnaya]Внезапно от всей этой обстановки у Вероники родилась озорная мысль. Ведь на ней даже трусиков нет!.. Интересно, что бы сейчас этот парень сделал, если бы она взяла его за руку и приложила его ладонь к своему горячему клитору, пульсирующему под сарафаном.

Вероника помотала головой: «Нет, девочка, ты точно становишься шлюхой! Откуда у тебя эти идиотские мысли!»

Она снова попыталась слушать этого парня, ничего не подозревающего, что «девочка», которой он втирает в мозги свою чушь, — молодая проститутка, которую везут сниматься в эротическом фильме, и сидит она рядом с ним в одном лишь пёстром сарафанчике-разлетайке и чёрных чулках в крупную сетку на поясе-поддержке….

-Мы сами устанавливаем правила, — продолжал молодой человек, — во Вселенной правил нет! Начни с материализации простых желаний, которые ты знаешь, что доступны тебе в осуществлении, например, с чашки кофе. Материализация желания занимает столько времени, сколько ты сама себе назначишь на это!..

Но Веронике в самом деле теперь захотелось положить его руку себе на клитор. Вот это была бы материализация!.. Она представила, как это делает! Потом спохватилась, что это очень просто! Ей и не требовалось никакого «заказа» во Вселенную, чтобы взять и сделать это. Надо было только набраться смелости! А вот если материализовать, что он сам положит руку на её злачный бугорок!.. Это интересно!

-…сначала надо изменить своё мышление, — увлечённо продолжал рассказывать ей сетевик. — Долговая квитанция придёт — потому что ты её ждёшь. Реальность — остаточные последствия прошлых мыслей. Изменись, составь список, за что ты могла бы быть благодарна. Благодарность — самое главное ощущение, необходимое для привлечения. За что благодарим, то и получаем. Благодарить надо с душой….

Вероника снова старалась его слушать, она с трудом поборола свои шаловливые мысли, которые то и дело лезли ей в голову. «Действительно, — подумала она, пытаясь отвлечься от них, — а что если я сосредоточусь на том, что у меня есть, и буду за это благодарна! Я буду каждое утро и вечер думать, за что я благодарна!»

-… «камень благодарности», — продолжал молодой человек, поглядывая на Веронику. — Установка на благодарность. Ещё одна установка — визуализация. Надо использовать особенность разума, представлять мысленно, то, что ты хочешь….

Вероника тут же представила себя мчащейся по бескрайнему лазоревому морю на скоростном катере в компании красивого мужчины, который страстно влюблён в неё, а она безумно любит его. Катер летит через волны, подпрыгивает на них, иногда зарывается носом в воду. Сзади какие-то скалистые, белые, как сахар, берега, покрытые зелёными кучеряшками растительности…. Несбыточная мечта! Но всё же! Как приятно!..

-…мозг не различает, делаешь ли ты это на самом деле или упражняешься, — словно инструктировал её попутчик.

И Вероника всё явственнее представляла себя мчащейся по волнам на шикарном, скоростном судне в компании красивого мужчины, одетого…, пусть, в белую тенниску и белые брюки. Мужчина стоит на мостике над кабиной роскошной яхты, крепко держит никелированный штурвальчик. Временами он отрывает взгляд от морской дали и переводит его на неё, голышом загорающую на… корме или носу?.. пусть носу судна. Она тоже влюблёно наблюдает за ним. И всё же… она не может разглядеть его лица. Но знает: это самый дорогой ей, единственный из всех мужчин на свете….

-Старайся фиксировать только один конечный результат. Задай себе ощущение реального присутствия, почувствуй радость, почувствуй счастье. Без этого визуализация не будет работать. Это будет отдушина, через которую будет проявляться вся мощь Вселенной. Доверься в этом вопросе ей. Это не должно быть обязанностью или рутиной! При визуализации необходимо испытывать радость ощущений….

Ей вспомнилось, как тогда она загадала, попросила эту Вселенную…. Нет, она просто представила, как живёт с этим красивым мужчиной на берегу моря, в доме, из окна которого видна его бесконечная, до горизонта, синева, и это уже навсегда! Она больше не уедет из Италии, в которую её несёт судьба….

Вероника тогда пожелала: «Хочу, чтобы в моей жизни появился человек: умный, красивый, богатый и добрый — которому я понравлюсь, и он за меня пойдёт на жертву! Хочу встретиться с человеком, который вытащит меня отсюда!»[content_block id=12900 slug=posle-veronika]