Для того, чтобы понять масштаб такой страны, как Россия, получить хотя бы приблизительное представление о её бескрайности и величии, иностранцу нужно, самое малое, что сделать, так это сесть на транссибирский экспресс и проехать от Москвы до Владивостока. Однако и тогда представление будет не полным, лишь частичным, поскольку существует ещё и юг России, и Кавказ, и Черноземье, и территории, что лежат на северо-запад, север и северо-восток от столицы. Санкт-Петербург, Карелия, бескрайний север России останутся вне поля зрения. А уж о тех просторах, что находятся от Транссиба на юг и север за Уралом, в Западной и Восточной Сибири, в Забайкальском и Хабаровском крае, да и на самом Дальнем Востоке, — и говорить не приходится. И из окна поезда их не увидеть. Но даже такое путешествие позволит оценить масштаб земли российской, поразиться её разнообразию и понять, что слова навсегда ныне покидающего политический небосклон американского президента Обамы о том, что Россия – региональная держава, являются, мягко говоря, сильным преуменьшением масштаба. Преуменьшением таким, что становится странно, зачем Барак Хусейнович вообще обращает на неё внимание. Преуменьшением для того, чтобы создать, например, миф и картинку для мировой общественности о военном спарринге между Россией и Украиной, которая ей, мало кто знает в мире, в пупок дышит, и в реальности такое столкновение было бы просто избиением младенца.

Вот и теперь прошедший на Дальнем Востоке Владивостокский экономический форум подтверждает то, что если Россия и региональная держава, как сказал американский президент, то уж во всяком случае с приставкой «много-» или «мульти-».

Да, вот с этим согласится можно.

Россия простирается на два континента, от Атлантики до Тихого океана, и от северного полюса до субтропиков Чёрного моря.

Правда, один из существенных диссонансов в этой бескрайности сегодня есть: на Европейской территории страны живёт многократно большее количество населения. И уже сразу за Уралом плотность его заметно падает, а на Восточную Сибирь, Забайкальский край, Хабаровский край и Дальний Восток приходится совсем уж ничтожное его число. К примеру, население всей Иркутской области, в которой территориально утонула бы Франция, — всего лишь чуть больше двух миллионов человек. А на Дальнем Востоке, — огромном регионе, простирающемся от Курил до Владивостока, — проживает всего шесть миллионов человек.

То есть потенциал для заполнения есть. И вот сегодняшний БЭФ наряду с решением политических и экономических проблем АТР в целом и Дальнего Востока в частности собирается наметить пути решения и этой проблемы: насытить регион населением.

Что и говорить, Дальний Восток России – край мало изведанный и малозаселённый. Но уже тех запасов природных ресурсов, разведанных и учтённых на сегодня, с лихвой хватает для того, что бы утверждать, что здесь сосредоточена не меньше, чем треть богатств страны. И богатства эти не только в залежах полезных ископаемых, но и в обширных угодьях, и, например, в гидроресурсах, которые сейчас не используются по причине и без того избыточной генерации в гидроэнергетике этого края, которую пока что девать некуда. Я поправлюсь: некуда было. Сейчас появился проект энергетического кольца Дальний Восток России – Япония – Южная Корея, где избыточную генерацию, которая сегодня не востребована, российских гидроресурсов Дальнего Востока будут потреблять для своих нужд Корея и Япония.

Япония семимильными шагами развивает водородную энергетику. И здесь наши избыточные энергоресурсы в гидроэнергетике могли бы пригодится. В частности, избытки генерации всегда можно превратить в потенциал. Например, в механический, как это решают в Калифорнии, или в химический, как это предлагается делать в случае с водородом: превращать воду электролизом в водород и кислород.

Водород – лучший источник энергии. Но хранить его крайне опасно из-за его чрезвычайно легкогорючести. Но вот при растворении в толуоле или в ином катализаторе, водород перестаёт быть взрывоопасным. Такой раствор можно перекачивать по трубопроводам к месту потребления энергии и уже там извлекать водород для сжигания.

Вот эти водородопроводы и предполагается в ближайшей перспективе построить между Россией и Японией. И перекачивать такую жидкость будет гораздо более эффективно, чем гнать по трубам для сжигания нефть, жечь которую, по правде сказать, то же самое, что топить печь ассигнациями, поскольку это сырьё для куда более эффективного использования в нефтехимии для производства многих полезных материалов.

И описанная выше идея применения избыточной гидрогенерации для накопления энергетического потенциала и его транспортировки – лишь незначительная часть масштабных, глобальных даже, вопросов, которые были обсуждены на ВЭФ.

К примеру, будет продолжено продвижение проекта превращения Владивостока в гигантский транспортный хаб, в котором сойдутся Северный морской путь, Транссибирская магистраль и Владивостокский морской порт, развитие которого сделает этот транспортный узел глобальным по значимости.

Так что проходящий сейчас во Владивостоке экономический форум имеет поистине мировое значение.

Об этом, кстати, говорил 02 сентября 2016 года в передачи «Формула смысла» радиостанции «Вести ФМ» рассказал Директор Института опережающих исследований Юрий Громыко: