-Хорошо?! Тогда слушай меня внимательно! — предупредил Летарген. — Куб Михаила — универсальный транспорт мироздания, поскольку его свойства вытекают из его сущности. А сущность куба Михаила заключается в том, что он образ и подобие любого из столпов мироздания, от самого малого до самого великого, коими являются фракталы из подобных ему кубов. И поскольку он есть подобие любого из фрагментов мироздания, то идеально выполняет роль связующего между любыми его частями, которые при использовании их в качестве пунктов отправки и назначения называются портами, то есть, роль чего?!.. Транс … порта.

-Вы это уже, кажется, говорили, — напомнил ему Дима.

-Повторенье — мать учения! — невозмутимо парировал его возражение Летарген. — Главное, чтобы ты не слетел с него во время перемещения в Рай-город, как неумелый ездок со сверхмощного мотоцикла на горной трассе: костей не соберёшь! Конечно, это образное выражение, но подбирать твои останки где-нибудь в адских низинных мирах и склеивать их в единое целое после этого точно придётся! И уж по шапке мне за твою неумелую езду точно прилетит, потому что это моя прямая обязанность — научить согласившегося на миссию мастерски владеть этим транспортом.

Итак, куб Михаила, он же кристалл животворящий Христа, тот транспорт, который будет тебе временно вручен после обучения. Его образ есть двойной тетраэдр, но это лишь образ и ничего больше. Куб Михаила непосредственно встраивается в твоё ментальное тело. Кстати, в проявленном мире этим транспортом также пользовались некоторые просветлённые личности. К примеру, пророк Илия, о котором известно из Писания, что тот вознёсся на Небеса на огненной колеснице, в том путешествии использовал именно куб Михаила. Просто тот так блистает при своей работе в проявленном мире, что его всполохи запросто можно принять за огонь или молнии любому несведущему простофиле. А поскольку во времена написания текста иной вид транспорта в природе человека отсутствовал, то естественно, что была упомянута колесница. Если бы такое произошло в вашу эпоху, то было бы написано, что он воспользовался неким летательным аппаратом, самолётом или ракетой, хотя по своему виду и характеру полёта для куба Михаила больше подходит интерпретация с летающей тарелкой. В принципе, те случаи, когда люди становились свидетелями НЛО, это и есть не что иное, как несанкционированное вторжение в ваш сектор мироздания, именуемый миром, именно подобных кубу Михаила транспортных средств, созданных несознательными духовными сущностями контрабандным способом, которые, впрочем, потому и не могут обладать всею полнотой возможностей куба Михаила, а призваны только перемещать хулиганствующие элементы в пределах нижних и срединных миров.

Путешествие в рай-городНо отвлекаться на эти жалкие подобия — не моя обязанность. Я лишь вскользь упомянул о них по той простой причине, что по пути в Рай-город они тебе будут встречаться неоднократно, пока транспорт не покинет срединные миры.

Что же касается куба Михаила, то с помощью этого транспорта можно путешествовать не только в пространстве и во времени, но и проникать в иные измерения. Он есть абсолютный транспорт, в то время как все иные поделки — лишь его жалкие копии, не имеющие благодати Создателя.

Кстати, о Создателе. На некоторых иконах образ Господа изображён на фоне этого транспорта, что свидетельствует о его исключительной значимости. Куб Михаила существует в единственном экземпляре, поэтому можно представить, какова его важность. Многие мечтают завладеть им, хотя это по природе их невозможно, поскольку они просто не смогут им воспользоваться. Всё зависит от духовности обретшего этот куб. Куб Михаила — симбиоз знаний и веры. Воспользоваться им может только чистая и верующая душа. Да и то не каждая способна сразу совладать с его могуществом. Многих, в том числе и тебя, мне приходится учить лично.

Изначально фрактальная копия куба Михаила есть в каждом человеке. Твоя задача сейчас обратить взор внутрь своего тела и найти в нём подобие куба.

-А как оно выглядит, это подобие?! — поинтересовался Дима.

-Вот! — Летарген провёл рукой в пространстве перед ним, и на этом месте тут же возникла объёмная фигура в виде серебристо-золотистого сверкающего двойного тетраэдра, которая висела и медленно вращалась вокруг вертикальной оси. Одна из составляющих его фигур была золотой, другая серебряной.

Перед ментальным взором Димы в пространстве словно фильм разворачивалось действо: двойной тетраэдр постепенно обволакивался, точно гусеница коконом, каким-то прозрачным веществом, вершины всех восьми его лучей при этом соединялись голубовато-бирюзовыми прямыми линиями, и он вскоре превратился в прозрачный лазоревый куб, внутри которого всё так же серебром и золотом поблескивала первоначальная фигура. Затем вокруг него возникла прозрачная лазурно-голубая сфера, проблескивающая изредка то золотыми, то серебряными всполохами, поверхность которой касалась всех вершин куба. С момента её появления в сфере тут же возникло какое-то клубление, будто образовывались в ускоренном темпе из белоснежных облаков сначала свинцовые серые тучи, а потом и грозовые облака. Постепенно они собирались в переливчатый оранжево-золотистый диск, который всё увеличивался, проткнув сначала оболочку сферы, а потом разросся вокруг так, что достиг в поперечнике её диаметров десяти….

-Это я тебе показал, чтобы не тратить ресурс на объяснения, что ты должен будешь сделать, увидев в себе звёздный тетраэдр! — пояснил происходящее Летарген.

-А он у меня точно есть?! — усомнился Дима.

-Есть, конечно, ты же создан по образу и подобию Его, а значит, в тебе есть такой же фрактал. Всё мироздание состоит из таких фракталов. А все большие фракталы из таких же меньших. Но это видно только на духовном уровне, где, впрочем, мы сейчас с тобой и находимся.

-А у меня получится?!..

-Что?! — не понял Летарген.

-Вырастить такую «летающую тарелку» ….

-Получится! — утвердительно покачал головой ангел. — У всех получалось. Даже не у таких талантливых, как ты!

-Почему ты решил, что я талантливый? — удивился Дима.

-Ну, ты же смог создать всё это! — обвёл Летарген рукой пейзаж вокруг. — Поверь мне, я впервые, наверное, за всю историю моей деятельности вижу такого талантливого ученика в своих рядах.

-Ну, а как же пророк Илия?!

-А причём здесь пророк Илия?! — удивился Летарген.

-Но ты же его тоже обучал?

-Нет! Он был настолько гениален, что до всего дошёл сам, вырастил в себе куб Михаила и освоил технику полёта на нём самостоятельно! … Ну, или по прямому наущению Господа Вседержителя, — точно сказать не могу. Случай уникальный! Даже в Писании это единственный раз, когда подобное случилось. И, хочу обратить внимание, между прочим, что я занимаюсь только теми, кто находится в летаргическом сне. Это, во-первых. А во-вторых, мы с тобой учимся стартовать с более простого плана — ментального. А пророк Илия был настолько просвещён, что смог вознестись на небеса прямо с плана физического. Это совсем другие пироги, мой друг!..

Некоторое время они молчали. Летарген, видимо, взял передышку от надоевшего ему за занятие «почемучки». А Дима с восхищением взирал на висевшую перед ним в пространстве на фоне лазоревой синевы мелководной широкой бухты океана «летающую тарелку», сверкающую в диске золотисто-оранжевыми переливами, а в сфере, под которой виднелся двойной тетраэдр, бирюзово-голубыми всполохами. Транспортное средство, казалось ему, покручивается слегка влево-вправо, словно красуясь перед ним своим видом.

-Ну, что?! — поинтересовался Летарген. — Продолжим?!..

-Продолжим! — согласился Дима, вдруг ощутив в себе прилив силы и уверенности в своих возможностях….

Вскоре он настолько освоился с техникой, что, в конце концов, оказался сам в центре такой же летающей тарелки. Только она была не нарисована перед ним в пространстве Летаргеном, а создана им самим, словно выужена из собственного тела.

Летарген научил его удерживать образ созданного им транспорта так, чтобы он не пропадал при каждом отвлечении мысли, а оставался незыблемым даже тогда, когда на него стали нападать привлечённые для этих целей отряды приставов. Правда сперва, едва он отвлекался даже на вопросы наставника, «тарелка» либо рассыпалась, словно была сделана из мельчайшего серебристо-золотистого песка, либо лопалась с громким звуком словно огромный переливающийся драгоценными огнями мыльный пузырь. И Диме стоило больших усилий мысли снова отыскать внутри себя фрактал и вырастить из него подобное только что погибшему чудо. Однако вскоре этот процесс стал даваться ему легче, но Летарген «издевался» над ним до тех пор, пока Дима не научился воссоздавать транспортное средство, едва оно исчезало. В конце концов, он добился того, что никакое отвлечение внимания ученика не могло уже разрушить его транспортное средство.

Всё повторилось снова: тарелка стала либо рассыпаться в серебристо-золотистый пух и прах, либо лопаться как мыльный пузырь, — когда настала очередь нападать на Диму подопечных Летаргена ангелов-охранников, вызванных им на подмогу.

Альта-Спера.-Администртор. Выпущенные книгиТе старались вовсю, набрасывались на него по одному и группами, валили Диму на песок, настигали его убегающего от их побоев, душили, били и пинали его так беспощадно, как только могли. И всякий раз, как только начиналось нападение или драка, летающая тарелка снова пропадала, а у Димы в голове почему-то при этом звучал кусочек из старинной песни Гребенщикова: «Меня били-колотили на дороге — во кустах!.. Проломили мою голову в семнадцати местах!..»

Едва куб Михаила исчезал, Летарген давал команду своим приставам, и нападение прекращалось. Он заставлял Диму восстановить транспортное средство. Но едва тот выращивал его снова, опять звучала команда «фас», и всё повторялось с неизменной точностью.

Сначала Дима не мог понять, для чего его так жестоко избивают, и, когда Летарген дал команду на отдых, — в основном ему: стражники даже не запыхались, — спросил его об этом.

-Всё, что есть, создано твоим собственным воображением, — обвёл рукой вокруг, отвечая ему, ангел. — Сначала ты научился не терять контроль над транспортом при простом отвлечении твоего внимания. Я, кстати, очень удивлён, что твоё воображение при этом так блистательно держало весь этот замечательный фон: ведь и море, и пальмы, и песок, и горы, и мелководные бухты с лазоревой водой, — всё это плод твоей фантазии и ничего более. И я, признаться, польщён, что они ни разу не пропали!..

Летарген бросил небольшой голыш, который откопал в золотистом песке рядом с собой, в плещущуюся перед ними прозрачную воду.

-И что?! — не понял Дима. — Для чего они меня так сильно бьют-то?! — показал он на развалившихся неподалёку на песочке приставов.

  • «И когда пойду я долиной смерти — не убоюсь зла!» — процитировал Летарген вместо ответа слова псалма из Писания. — Дело в том, что, как только я отправлю тебя в путь, связь с тобой будет потеряна до тех пор, пока ты не попадёшь в Рай-город. Никто не сможет с тобой связаться и помочь тебе. А за это время может произойти многое. Знаешь, куб Михаила — надёжный транспорт, и он доставит тебя точно по адресу, если только….

-Что?!

-Если только не будет разрушен по дороге….

-Как это?! — не понял Дима.

-Ну, мы здесь не в бирюльки играем! — пояснил Летарген. — Твоя задача — научиться держать удар!..

-От кого?!

-Ну, назовём эти сущности хулиганами, впрочем, ты прекрасно знаешь, о ком идёт речь, хотя никогда их и не видел! — покачал головой Летарген. — Дело в том, что по пути над срединными мирами тебе будут встречаться просто жуткие места и жуткие твари, иной раз такие, что кровь будет стыть в жилах, а сердце — уходить в пятки. И вот в такой момент, если убоишься зла, то есть испугаешься или отвлечёшься до такой степени, что Меркаба будет разрушена….

-Меркаба — это что?! — не понял Дима.

-Арамейское слово, обозначает повозка, колесница. Меркаба в мироздании называют любой транспорт, созданный по образу и подобию куба Михаила. Только, говоря о нём, меркаба употребляют с маленькой буквы. Это обобщённое и не отражающее всей сути куба Михаила слово. Меркаба же с большой буквы — другое название самого куба Михаила, потому что он единственный! — пояснил Летарген. — Меркаба я употребляю в разговоре с тобой для простоты общения, к тому же, мы оба знаем, о чём идёт речь, а вот подслушивающим нас это будет невдомёк….

-А нас подслушивают?! — удивился Дима и даже обернулся вокруг, но никого, кроме привычных людей на пляже вдалеке, лежащих поблизости помощников Летаргена и плавающей взад-вперёд по мелководью в лазоревой бухте девчонки, очень напоминающей Веронику, не увидел.

-Представь себе — да! — утвердительно кивнул головой ангел.

-Но как же так?! — удивился Дима. — Кто?! Где?! Вокруг же никого постороннего нет!..

-Хотел бы напомнить тебе, что всё, что ты видишь вокруг, — всего лишь плод твоего воображения! — ответил Летарген. — Ты сам своим умом создал это райское местечко. Но это вовсе не означает, что оно теперь есть истина в последней инстанции. С таким же успехом ты мог бы нарисовать и другую картину. Но она была бы действительна только для тебя! На самом деле всё не так, как кажется. Нет вокруг ни лазоревого океана, ни песчаных дюн, ни людей, загорающих поодаль, ни песка, ни пальм, ни воды, ни сиреневых, в дымке, гор вдалеке! Всё это создано тобой, но и действительно только для тебя….

-А для тебя?! — удивился Дима.

-Для меня тоже! — согласился Летарген. — Это действительно даже для тех, кто вокруг нас подслушивает наш разговор, потому что они сейчас внутри тебя. Они тоже всё это видят! Но здесь важно не это!

-А что?!

-Важно то, что ты за тем, что сам себе создал, не видишь тех, которые проникли в твоё ментальное тело и теперь подслушивают наш разговор! — поднял вверх указательный палец Летарген. — Они за рамками твоего воображения, и потому твой разум не воспринимает их! Хотя они рядом! Даже руку не надо протягивать, чтобы коснуться их! К тому же ты их никогда не видел, а потому вряд ли можешь узнать!..

-А ты видел?! — поинтересовался Дима.

-Я видел и вижу! — подтвердил Летарген, оглянувшись вокруг, словно удостоверившись, что те, о ком он говорит, присутствуют здесь.

-Даже сейчас?!

-Даже сейчас! — кивнул головой ангел.

-Но почему ты не можешь этому помешать?..

-Видишь ли, это не в моих силах, — признался наставник. — Да это и не входит в мои обязанности. Они выполняют своё задание: следят за мной и моими подопечными. Я выполняю своё: готовлю тебя к путешествию в Рай-город. У них своё начальство, у меня — своё! Если ты не долетишь по моей недоглядке — я буду отвечать за это сполна. Поэтому я и готовлю тебя по разработанным мною и утверждённым выше правилам, от стандартов которых не отступаю никогда: пока я не приму у тебя Решающий экзамен на вождение куба Михаила, ты не получишь от меня координаты для полёта. Ну, а если это случится по твоим личным качествам, которые подконтрольны только тебе, тут я не могу ничего поделать….

-И часто такое случается?! — поинтересовался Дима, чувствуя, как на глаза наворачивается слеза страха.

-Я не буду тебя огорчать! — ответил Летарген. — К тому же ответ на этот вопрос не входит в круг моих обязанностей….

-Но меня кто-нибудь сможет спасти, если такое случится? — не унимался Дима.

-Слушай! — возмутился Летарген. — Как всё-таки с тобой трудно! В конце концов, я очертил круг своих возможностей, сферу моих задач и границы своих обязанностей…. Давай-ка займёмся делом!.. Я могу только гарантировать тебе то, что по моей вине с тобой ничего не произойдёт! Я доведу до автоматизма твои способности сохранять устойчивость созданного тобой транспортного средства и управлять им. Но твои личностные качества я заменить тебе не могу! Никто не может! Когда воина учат обращаться с оружием в будущем бою, позор учителю, если он что-то упустил в обучении. Но если, когда настала решительная минута действовать, ученик сдрейфил, потому что сам по себе трус, то, как бы ни хорош был его учитель, ему от этого проку не будет! Я уже несколько раз говорил: вопрос привития веры не входит в мои обязанности! Да и, — захоти я даже сделать это, — не смог бы просто потому, что не обладаю подобными навыками и знаниями….

-Но, а сам-то ты веруешь?! — поинтересовался Дима.

-Вера — удел смертных! — возразил ангел. — Это ко мне не относится….

Так-так-так, сейчас испраим!

Так-так-так, сейчас испраим!

Дима некоторое время сидел, ошеломлённый новостью и, набирая в горсть горячего золотистого песка, швырял его в лазоревую воду бухты.

Песок со странным шипением, будто шурша, падал в воду, вызывая временную муть, но спустя несколько секунд вода снова была чистой и прозрачной.

-Ты можешь так сидеть сколько угодно! — напомнил ему Летарген, развалившись рядом на песке в удобной позе: полубоком, оперевшись на один локоть. — Но лететь тебе рано или поздно всё равно придётся: обратного пути просто нет!..

Дима, ещё немного посидев, собрался с духом, поднялся и одним усилием мысли в мгновение ока «нарисовал» вокруг себя летающую тарелку.

Тренировка возобновилась, и теперь Дима уже нисколько не удивлялся жестоким нападениям помощников Летаргена и казавшейся ему прежде чрезмерной силе ударов и агрессивности поведения приставов, потому что знал: это только цветочки, ягодки были впереди….

[content_block id=12792 slug=posle-prg]