Структура гиперромана

Кутаясь в махровый халат на голое тело, Вероника прошла на кухню.

Брют, разлитый вчера во время восторженного буйства, высох уже, оставив липкие пятна.

Посреди кухни лежала сырая куча растоптанной одежды, впитавшая шампанское.

Вероника ногой отпихнула её в угол, к автоматической стиральной машине, прошла к плите, зажгла газ, достала кофемолку, банку с зёрнами кофе.

Через пять минут она уже сидела за столом у окна, завтракая бутербродами из крекеров с салями, которую нашла в холодильнике среди продуктов, большая часть которых испортилась от долгого хранения.

-Как поступить? — размышляла она, вспоминая вчерашний разговор с Гвоздевым.

Его предложение было неприемлемо. Потеряться от «гостя», и позволить Гарику уехать в Москву?..

В конце концов Вероника решила купить у Гвоздя пистолет.

В первый раз в жизни она пожалела, что никто не научил её убивать людей. Тогда бы она обошлась и без пистолета. «Убить человека руками, пусть даже чурку, наверно, очень тяжело! — думала девушка, дожёвывая последний бутерброд и поглядывая на часы, которые уже показывали начало двенадцатого. — Вот выстрелить из пистолета гораздо проще!.. Поэтому мне нужен пистолет!»

Вероника прошла в коридор и набрала номер квартиры Бегемота. Гвоздь поднял трубку не сразу.

-Аллё-о-о! — раздался в трубке его пьяный голос.

-Это я, Гвоздь! Привет! — поздоровалась Вероника.

-Чё-о-о? Надумала?!

-Давай встретимся! — предложила она вместо ответа. — Разговор есть!

-Ну, давай…. Только вечером! Сейчас не могу!.. Головка бо-бо!..

Они договорились на десять в том же баре: до него мимо центрального универмага от её дома было пешком минут пять.

Собрав в коридоре разбросанные доллары и оставшиеся от вчерашнего швыряния с балкона с десяток купюр карбованцев, Вероника взяла с собой две стодолларовые банкноты и всю без счёта наличность в украинской валюте.

По дороге она зашла в банк, поскольку больше не собиралась связываться с менялами на рынке. В обменном пункте было пустынно. Только в углу сидела женщина в возрасте.

Вероника прошла к окошку, посмотрела курс и подумала: «Двадцать пять тысяч! Карбованец уверенно девальвирует!»

Она хотела достать стодолларовую купюру, чтобы обменять её, но в это время женщина, сидевшая в углу обменного пункта, быстро подошла к ней и спросила на ухо:

-Доллары будете сдавать?!

-Ну, да! — кивнула девушка.

-Давайте, я у вас куплю!

-Зачем? — удивилась Вероника. — Вы же можете купить в обменнике.

Она показала рукой на значащийся на вывеске курс продажи: «28500 крб./$»

Женщина ухмыльнулась:

-Вы, видать, только продаёте валюту! Попробуйте купить!

-А что такое?! — удивилась Вероника.

-Да этот курс так, только для вида, значится. Банки доллары не продают! Только покупают!..

Обменяв стодолларовую купюру на полиэтиленовый мешок с фантиками на четыре с половиной миллиона карбованцев, Вероника направилась в гостиницу.

12.06.15 001Дежурная администраторша, другая, не та, что была в день их заселения, спросила, в какой номер направляется девушка.

-А вы знаете, что этот номер через двадцать минут надо будет освободить?!

-Знаю, знаю, — подтвердила Вероника, направляясь к лифту.

-Продлевать проживание не будете? — поинтересовалась администраторша ей вдогонку.

-Нет, «гость» сегодня съезжает! — у Вероники насчёт Гарика был теперь свой план.

Она зашла в номер, широко распахнув дверь.

Гарик лежал, скучая, задрав на спинку кровати ноги в своих остроносых туфлях, и смотрел в потолок. Увидев её, он поднялся и спросил, с возмущением протянув в её сторону руку ладонью вверх, при этом, для уверенности, подбоченившись второй рукой:

-Э-ээ!!! Ты где ходишь, красивая?!

«Красивая» прошла в номер, чувствуя себя сегодня совершенно по-другому:

-Сам знаешь — где!

Вчерашний день в городе и вечер, проведённый дома, придали ей жизненных сил и решимости противостоять нападкам и сексуальным домогательствам Гарика.

«Ничего больше не будет!» — решила она.

-Милая, я что сюда, диван проминать приехал?! — Гарик попытался на неё наехать.

-А, правда, зачем ты сюда приехал?! — поинтересовалась «милая» у армяна, словно увидела его впервые.

Она не смотрела на «гостя», но спинным мозгом чувствовала, как у того округляются глаза, как Гарик вскипает словно чайник, готовый вот-вот взорваться, не зная, что ответить.

Вероника быстро ходила по гостиничному «люксу», собирая свои вещи.

В углу валялась её сумочка. Вероника подобрала её и заглянула внутрь. Подклад был целым….

Гарик схватил её сзади и потащил на кровать, развернув из угла и толкая впереди себя бёдрами. Вероника почувствовала, как ей в ягодицу сквозь ткань одежды упирается его твёрдый член.

-Сволочь! — не выдержала она, ловким движением вырвавшись из его цепких объятий. — Хватит меня насиловать, ты, мразь!..

Гарик опешил от такого решительного отпора. Он стоял посреди комнаты и не знал, что делать. Наконец он нашёл зацепку:

-Ты сто долларов нашла?

Альта Спера. ВероникаВероника достала из кармана стодолларовую купюру и швырнула ему на постель.

-А ты куда собираешься? — поинтересовался Гарик, разглядывая купюру на свет.

-Я?!.. Я — домой! — Вероника собралась выходить из номера в коридор.

В эту минуту показалась кастелянша и спросила у армяна:

-Что, сдаёте номер? Я принимать пришла.

Армянин остолбенел от неожиданности.

-Я тебя внизу жду! — бросила ему Вероника и исчезла в коридоре.

Теперь она решила привести армяна к себе в квартиру и там с ним расправиться самой с помощью купленного у Гвоздя пистолета: нельзя было позволить ему вернуться в Москву….

-Ты же говорила — у тебя родители дома?! — спросил Гарик, оглядывая изысканный интерьер, когда Вероника завела его в коридор своей роскошной квартиры. — Да и не похоже, что тут старики живут.

-Это моя квартира! — призналась Вероника, чувствуя себя хозяйкой положения. Скрывать ей больше было нечего: отсюда «гость» уже не уйдёт. — Мне её муж на свадьбу подарил!

-Шикарные апартаменты! — Гарик прицокивал языком, прогуливаясь по просторным комнатам, оценивая новоселье. — Слушай, милая, я ребятам позвоню, — пусть ещё недельку за машиной присмотрят?!

-Ну, уж дудки! — ответила Вероника. — Послезавтра: ау фидер зейн! Гуд бай!

DSC03197Гарик ещё не освоился в роскошной обстановке и с удовольствием прохаживался по комнатам, когда Вероника, пользуясь моментом, открыла входную дверь и с порога напоследок бросила ему:

-Я за продуктами, — в холодильнике мышь повесилась! Приду вечером! Располагайся, прими ванну! В холодильнике пиво, водка, шампанское, — что хочешь! Пока!

Гарик замешкался, и Вероника, затворяя стальную дверь, услышала только:

-Эй, милая….

«Сиди здесь, урод!» — подумала она, запирая квартиру: без ключа Гарик ни за что не смог бы открыть замок и выйти.

Она выскочила из подъезда и направилась в центр города, на Сотню, решив скоротать время до встречи с Гвоздевым в каком-нибудь кафе.

На безоблачном небе ярко светило низкое декабрьское солнце. Был лёгкий морозец, и Вероника была одета по погоде: дома у неё был большой гардероб, — избавившись от допотопного коричневого пальто с песцом.

На ней теперь была модная рыжая кожаная куртка и джинсы, и выглядела она просто отпадно, — сама себе нравилась….

Близился Новый Год. Повсюду стояла суета и сутолока. Народ рыскал по магазинам в поисках подарков. В нескольких местах на улице ставили большие новогодние ёлки.

Настроение Вероники было прекрасным. Жизнь налаживалась. Деньги на первое время теперь у неё были, можно было подумать, чем заняться после того, как избавится от Гарика. Это она решила сделать в кафе, в одиночестве, чтобы никто не мешал.

Вероника заглянула в «Снежинку», где в прошлый раз из посетителей никого, кроме неё, не было. Но там оказалось полно народу. Она пошла дальше, поскольку на Сотне кафе много, — было из чего выбрать….

-Вероника!.. Привет!.. Это ты?! — услышала она знакомый голос.

Это была Анжела, подруга из общей кампании, которую Бегемот кормил целый год, подъезжая к Веронике.

-Привет!..

Встреча в её планы не входила.

-Ты в городе?! — удивилась Анжела. — Когда приехала?!.. Что не звонишь?!.. Встретились бы, потрещали о нашем, о бабьем!..

Анжела потащила её через всю Сотню и центральную площадь города, мимо гостиницы, в которой ещё утром жил Гарик, в детский парк «Сказка».

Аттракционы уже не действовали, — сезон закончился, — но зато многочисленные кафе и каток, — это работало до поздней ночи.

Здесь тоже устанавливали огромную новогоднюю ёлку.

Подружки заскочили в кафе «Сказка»: здесь любила бывать Анжела.

Народу и здесь было много, будто бы всё население города решило сегодня отдохнуть, заполонив все его забегаловки.

-Ну, рассказывай, как ты? — стала интересоваться Анжела, когда наконец им удалось занять небольшой столик на двоих, отстояв длинную очередь за кофе и мороженным.

-Да, как я?!..

Вероника пожала плечами, потупив взгляд: что она могла ей рассказать?

-Да, сочувствую тебе! Прими мои соболезнования!

Вероника покивала головой, поджав губы.

-Понимаю, нелегко тебе подруга! У тебя с финансами-то как?!

-Зачем спрашиваешь?! — нахмурилась Вероника. — Помочь хочешь?!

Анжела замялась. Она никогда не была богата деньгами.

003Некоторое время они молчали, и Вероника думала: «Свалилась на мою голову!»

-Знаешь, — произнесла Анжела, — я тебе ведь завидовала, что ты за Бегемота замуж выскочила. Ой, сколько вокруг него баб вилось! Думала: «Ну, надо же! Чем она лучше меня?! Сиськи с дульку, жопа с кулачок!» — ты, уж, извини, подруга, что я так откровенно с тобой! Думала: «Ну, что он в ней нашёл, этот дурак!» А теперь я тебе не завидую! Нисколько! Да, уж лучше быть такой, как я, чем оказаться сейчас в твоём положении….

-А какое у меня положение?! — удивилась Вероника, даже есть перестав.

-Ну, как же, вдова вора в законе!.. Сложная ситуация! — будто понимая, о чём говорит, рассуждала Анжела. — Если бы ты из себя что-то представляла! Ну там, из известной в городе семьи была, или какие-нибудь связи у тебя были…. Ну, или хотя бы сама чем-нибудь промышляла до того, типа девочек держала, блатхату или салон публичный, двигала бы, толкала б что-нибудь, — то это да! Сейчас бы ещё больше в фаворе была! А так…. Ты никто, — ведь, честно сказать, Бегемоту чуть ли не в глаза тыкали, на ком он женится. И после его отхода ты стала «никто» ещё больше, понимаешь?..

Анжела внимательно посмотрела на подругу и, видя, что Вероника не понимает, что хочет ей рассказать, разъяснила:

-Да сейчас, прежде чем взять тебя даже уборщицей, десять раз подумают и посоветуются кое с кем, не говоря уже про что-то большее!.. А в блатной мир дорога тебе закрыта, поскольку ты не оттуда, понятно?!

-Понятно! — согласилась с ней Вероника, про себя думая, когда же закончится эта ненужная ей болтовня.

Впрочем, в словах Анжелы доля правды была, об этом стоило подумать… на досуге, но не сейчас!..

-Слушай, Анжелка! Ты меня не лечи! Я и сама всё понимаю! — Вероника вдруг решила слегка на неё наехать, чтобы та поскорее от неё прыснула. — Лучше помоги материально! Денег вообще нет, понимаешь?!

Услышав о просьбе помочь с финансами, Анжела резко засобиралась, вспомнив, что у неё какое-то срочное дело.

-Ну, ты звони, если что! — распрощалась с ней бывшая подруга, которая, — Вероника знала это точно, — не раз ныряла в постель к Бегемоту.

-Хорошо!

ЖурналВероника проводила её взглядом лохушки, от которой уплывает последняя надежда, а потом некоторое время наблюдала в окно, как та идёт по дороге парка счастливая и довольная, что встретила ту, которой прежде дико завидовала, а теперь могла над ней посмеяться: та в полном дерьме.

Когда Анжела исчезла из вида, Вероника достала блокнотик, заранее припасённый для этой цели, и стала подсчитывать свои финансы, планируя предстоящие траты.

Через пару часов она, набросав предварительный план своей дальнейшей жизни, уже спешила на встречу с Гвоздевым, которая в её прожектах играла ключевую роль.

Ей казалось: план её гениален. Оставалось лишь найти пути отстоять уплывающее от неё имущество покойного супруга, хотя ещё предстояло понять, что собой представляет сколоченная Бегемотом империя. Но перед этим надо было расчистить себе дорогу, первой корягой на которой был Гарик, — ликвидировать его быстро и тихо.

Да, с Гвоздём спать она не собиралась. Ей не улыбалось влиться в сонм бандитских шлюх. Всё, что она хотела теперь получить от Гвоздя, был пистолет. Она готова была заплатить за него хоть тысячу долларов, всю ту тысячу, которую с него сдёрнула. Это было круто! Пистолет, — она слышала об этом от Бегемота, — по нынешним временам можно было купить сотни за три, если он был чистый, а «палёный», вообще, и ста баксов не стоил.

Вероника знала, что Гвоздь запросто мог бы достать пистолет. Главное, чтобы он захотел, в чём она не сомневалась, поскольку давала хорошую цену. За такие деньги ей пистолет продал бы любой, но больше никого из блатных она не знала. А действовать надо было быстро, поэтому встреча с Гвоздевым была ей так важна….

Гвоздь подрулил к кафе гораздо позже, чем договаривались. Увидев ждущую его у входа Веронику, он расплылся в какой-то глупой, но щедрой и искренней улыбке.

-Опаздываешь! — показала на часики Вероника.

-Да-а!.. Есть чуток! — согласился тот, от него сильно несло перегаром.

-Не боишься ездить пьяным?! — поинтересовалась Вероника, когда он, пропуская её вперёд, сделал приглашающий внутрь, в кафе, жест.

-А-а-а! — махнул рукой Гвоздь.

Когда Вероника проходила мимо него в двери, он попытался её поцеловать и ухватить за задницу. Но Вероника отстранилась сама и ловко отбила его руку:

-Но-но, полегче!..

Они снова заняли тот же столик, который всегда был к услугам Гвоздя.

-Знаешь, почём я сегодня сотню сбросила? — спросила Вероника, думая, что это придаст беседе живость и разрядит обстановку после его неудачной попытки зажать её в узком месте.

-Ну?! — мотнул головой Гвоздев заинтересованно.

-По сорок пять! — похвасталась девушка.

-Где это так?

-А вот! — игриво ответила Вероника, давая понять: тебе скажи — тебе захочется.

-Сегодня на рынке доллар уже пятьдесят стоил! — проинформировал её Гвоздь.

-Ну, это же у кидал! — усмехнулась Вероника.

-У кидал — не у кидал, но к Новому году он до шестидесяти допрёт, — я тебе обещаю!

Им принесли заказанный Гвоздевым ужин: котлеты по-киевски, графинчик рябиновой настойки, сыр с маслинами, бутерброды с чёрной икрой.

-Ну, рассказывай! — предложил ей Гвоздь, подняв налитую стопку.

-Что рассказывать-то? — поинтересовалась Вероника, поддержав его.

-Согласна на моё предложение?! — Гвоздь опрокинул рюмку в рот.

-Нет, Гвоздь, не согласна! — Вероника поставила свою стопку на столик. — Мне уже не надо того, что я вчера просила!

-Ах, вон как! — Гвоздев принялся за котлету, но по его раздосадованному лицу было видно, что он ожидал другого ответа. — Быстро у тебя всё меняется!..

-Да, мчимся вперёд, в двадцать первый век! — согласилась Вероника.

-А-а-а! — было видно, что он совсем расстроился. — Ну-ну! Давай, давай!

-Гвоздь! — Вероника слегка пригубила стопку. — Мне от тебя другое требуется!

-Что именно? — поинтересовался Гвоздев заинтригованно.

-Ты бы ввёл меня в блатной мир!

-Ха! — он чуть не подавился очередной стопкой рябиновой. — Да ты что, девочка! С какой стати?!

-Ну, во-первых, не девочка!.. А, во-вторых, я же вдова Бегемота!

-Ну, и что?! — удивился Гвоздь.

-Как что?! — возмутилась Вероника.

Гвоздь затряс головой:

-Не-е! Не канает!

-Ну, хоть познакомь меня с тем, кто на положении сейчас! — попросила Вероника.

-Слушай! — зло возмутился вдруг Гвоздь. — Ты что о себе возомнила?!

Обложка романа "Вероника"Вероника стушевалась и тоже принялась за котлету. Так, молча, они и ели минут десять.

-Давай выпьем! — предложила она. — Наливай!

Когда они подняли стопки, Вероника произнесла:

-За будущее сотрудничество!

-Ха! — усмехнулся Гвоздь, но тост поддержал.

Наконец Вероника перешла к вопросу, который волновал её сейчас больше всего.

-Гвоздь!.. Мне ствол нужен!.. Пистолет! Любой! Можно «палёный»! Штуку гринами даю! — залпом выпалила она заученные загодя и много раз повторенные фразы.

Бандит снова чуть не подавился, на этот раз бутербродом. Он смотрел теперь на собеседницу, внимательно вглядываясь в её глаза.

-Ну?!.. Продашь? — поинтересовалась Вероника, прервав неловкую паузу, про себя забавляясь его бурной реакцией.

-У меня, чё, типа лавка по стволам?! — иронично усмехнулся наконец он.

-Ну, я не знаю! — пожала плечам Вероника. — Я из блатных, кроме тебя, больше никого не знаю, поэтому и обращаюсь! Штуку же даю!.. Ты ещё и наваришься!

Она надеялась, что её аргументы возымеют действие.

Гвоздь задумался. Вероника, стараясь скрыть своё волнение и крайнюю заинтересованность результатом ответа, ждала, ковыряя вилкой котлету и глядя в тарелку.

-Лихая заява! — наконец заключил Гвоздь, зыркнув несколько раз на собеседницу исподлобья. — Ствол — вещь серьёзная! А зачем тебе?!..

-Нужно! — уклончиво ответила Вероника, потом добавила. — Для самообороны!

-Типа поверил! — Гвоздь встал из-за столика, пьяно шатнувшись, буркнул подошедшему официанту. — На меня запиши за столик! Завтра с капустой буду — отдам!

Тот молча кивнул головой, а Веронику бандит поманил на выход:

-Почипполинили!

Они вышли на улицу.

-Садись в тачку! — предложил ей Гвоздев, закуривая….

-Ну, чё я тебе могу сказать! — продолжил он уже в машине. — Ствол тебе нужен?! Мой не подойдёт?!..

Вероника сначала не поняла смысл его слов, потом, когда до неё дошло, сказала:

-Я вполне серьёзно!..

-Тебя куда? — поинтересовался Гвоздь у светофора на перекрёстке у Сотни.

-Домой! — Вероника вся напряглась в ожидании ответа.

Гвоздь проехал перекрёсток, свернул перед мостом через Псёл направо, к драмтеатру.

-Ствол я тебе достану! — пообещал он. — С тебя койка!

-Вот как?! — сделала вид, что удивилась Вероника: она уже чувствовала, куда тот клонит. В ней закипало какое-то бешенство: «Чего это всем от неё надо?! Как с цепи сорвались?» — Ну, ты и скот, Гвоздь! — Вероника не смогла сдержать негодования, хотя это было ей не на руку. — Жалко моего мужа в живых нет! Он за это пристрелил бы тебя!.. Как собаку!..

Гвоздев молча вёл машину по глухой, пустынной улице.

-Слушай, а что бы он с тобой сделал, останься в живых, а? — наконец, нарушив тягучее молчание, поинтересовался бандит.

-В каком смысле?! — удивилась Вероника.

-Ну, — ты в Москве, — что с этим поэтом в гостинице делала?!.. Рога ему наставляла, пока он деньги добывал?! — Гвоздь пошёл в наступление.

-А ты что, свечку держал?! — возмутилась Вероника из последних сил.

-Не держал типа, но ходят слухи….

-Заткнись, придурок, а то за базар ответишь! — сдерживая испуг, отрезала Вероника, чувствуя, как ситуация накаляется.

-Ты кто такая, чтобы мне за базар перед тобой отвечать?! — возмутился Гвоздь, с пьяной злостью резко крутанув руль на въезде во двор её дома. — Альта-Спера.-Администртор. Выпущенные книгиПосле смерти Бегемота ты — просто тёлка сумская беспородная! Твоё будущее теперь – или шлюхой стать, или потаскухой! Всё!..

Он резко тормознул у подъезда.

-Спасибо, что подвёз! — Вероника открыла дверцу и, не дав ему опомниться, — а тот собирался продолжать тираду и, быть может, последовать за ней, — быстро вынырнула из машины.

Не успел бандит вылезти из авто, как она уже исчезла в подъезде за дверью с кодовым замком.

«С Гвоздём на этом всё, баста!» — со злостью думала, поднимаясь на лифте, Вероника, с болью вспоминая при этом, что дома её поджидает ещё один сексуально озабоченный джигит.


Книгу в бумажном виде можно приобрести здесь (оригинальное изложение) ()

 или здесь (Канада) – издана в хронологическом изложении

В электронном виде книгу можно приобрести здесь (оригинальное изложение)


Аплодисменты

[content_block id=11928 slug=menedzhery-workle]