Вероника не верила своим глазам. Она снова видела эти фешенебельные, но холодные, отталкивающие от себя её душу залы и коридоры, холлы, вестибюли и лифты. Она бы никогда не вернулась сюда по своей воле. Это было дурное де жавю: всё то же самое, как несколько месяцев назад, только теперь она здесь не по воле мужа, — ненужная никому в Москве украинская девчонка, — а привезённая страшными «чехами» беглянка.

«Боже, Бегемот! Зачем ты меня в Москву приволок?! — вырвался у Вероники крик души, рванувший по сердцу стальными когтями скорби. — Смотри, что теперь со мной!..»

[content_block id=12903 slug=ssyslka-na-knizhnyj-magazin]Вероника на минуту закрыла глаза. Ей казалось, что это дурной сон, и если она как следует зажмуриться, то наваждение исчезнет!

Зажмурилась она сильно, до боли в мышцах, так, что в глазах пошли жёлтые и синие круги, расплывающиеся и пульсирующие. Казалось, она сейчас перепрыгнет от этого усилия желания в другое измерение, где жила счастливо и беззаботно, и расстанется с этим кошмаром.

-Ты чего, мартышка, рожи корчишь?! — прервал её порыв голос чеченца.

Вероника открыла глаза.

Никуда она не переместилась, ничто вокруг не исчезло как дурной сон. Реальность — тяжёлая на подъём штука, которую просто так не изменишь….

Веронику завели в просторный кабинет с большим окном, с широким столом в центре, с креслами по обеим стенам. За столом сидела знакомая Веронике администраторша.

Женщина бросила на неё взгляд и приказала заведшим её чеченцам:

-Обыщите её!

Её бесцеремонно раздели до лифчика и трусов, вытряхнули на кресло её сумочку, в которой как всегда было полно всякой всячины.

Среди всего хлама внимание молодого чеченца, который занимался её сумочкой, привлекла толстая, короткая трубка из долларов. Чеченец взял её тремя пальцами из высыпанной на сиденье кресла кучи, поднёс к столу и положил перед администраторшей.

-Здесь почти четыре тысячи долларов! — обречённо произнесла Вероника. — Забирайте, и мы с вами в расчёте! Это всё, что у меня есть!

Администраторша взяла в руки свёрток, покрутила, сняла с него резинку, пересчитала валюту. Некоторое время она молчала, раздумывая, и Веронике показалось, что вопрос исчерпан.

-Это я беру как штраф! — произнесла наконец администраторша чётко и холодно.

-Какой штраф?! — возмутилась Вероника, чувствуя, что её не отпустят, несмотря на то, что отдала всё, что у неё было.

-За побег! — пояснила администраторша. — Вы, Бегетова, должны мне ещё вот столько!

Она что-то нарисовала на листке и передала через молодого чеченца Веронике.

[content_block id=12905 slug=mediassylka-na-stranicu-alta-spera-veronika]Девушка посмотрела на клочок бумаги:

-Пятьдесят тысяч?! — возмутилась Вероника. — Я должна вам пятьдесят тысяч долларов?!..

Администраторша, вытянув губы, прикрыв веки, молча кивала головой.

От возмущения Вероника хотела закричать, бросившись через стол, вцепиться в наглую рожу этой подлой тётки, но только сказала:

-У меня нет больше денег! Я отдала вам всё, что было!..

-Ну, во-первых, не отдала! — перебила её администраторша. — Если бы ты тогда отдала мне эти деньги, — она прищурилась, наигрывая из себя справедливость, — то, возможно, я бы и удовлетворилась этой суммой….

-Пятьдесят тысяч долларов?! Вы хоть представляете, какие это деньги?! Да на эти деньги можно, наверно, половину вашей гостиницы купить!..

Администраторша ухмыльнулась.

-Ну, положим, не половину! — она подалась вперёд и массивной грудью налегла на полированную, красного дерева, крышку стола. — Я не люблю, когда меня перебивают!.. Во-вторых, у меня нет причин скостить тебе из этой суммы ни цента! Знаешь, сколько стоят услуги ребят, которые тебя привезли?! О-оч-чень дорого! Они тебя разыскивали о-оч-чень долго! Плюс к этому номер до сих пор за тобой!.. Ты его не сдала!.. Так что, плати!

-Чем?!! — всплеснула в отчаянии руками Вероника.

Администраторша откинулась обратно в кресло, и то отъехало назад под её грузной тушей.

-Не знаю! Это твои проблемы! В общем, так! — она взяла ручку и стала стучать ею по столу. — Даю тебе время до завтра! Поживёшь в своём номере, подумаешь, вспомнишь! Позвонишь родственникам!..

-У меня родители — простые рабочие! Они таких денег и за всю жизнь не заработают!..

[content_block id=12907 slug=mediassylka-na-stranicu-prodazhi-veronika-napisano-perom-bumazhnaya]Администраторша сделала паузу, подождав, пока Вероника прекратит возмущаться.

-Я просила меня не перебивать!.. Так вот! До завтра подумай, может быть, вспомнишь, кто может тебе денег дать! Завтра, в двадцать три тридцать мы с тобой встречаемся в этом же кабинете. Понятно?!..

Вероника молчала. Какая разница?! Понятно ей или нет — это ничего не меняло!..

-Отведите её в номер! — скомандовала администраторша и, когда Веронику уводили, предупредила. — Да, и Гарику больше не звони!.. Он всё равно не приедет!

Веронику отвели в знакомый ей номер. Здесь было чисто и прибрано. Её всю колотило от нервного перевозбуждения. Чтобы хоть как-то успокоиться, она набрала горячую ванну и залезла в неё, оставив на поверхности, над водой только нос, чтобы дышать.

Весь долгий вечер она раздумывала, что ей теперь делать.

В самом деле, звонить родителям? Она не хотела их расстраивать! Да и чем они могли помочь?! Продать её квартиру?!.. Даже в самом лучшем раскладе они бы не смогли выручить и половину суммы, которую требовала администраторша. К тому же, галопирующая инфляция переключила людской спрос на более насущные потребности, и продать квартиру быстро и по более менее подходящей цене было невозможно.

Да, кому она врала?! Она и не хотела продавать свою шикарную квартиру! Даже теперь, когда над её жизнью нависла смертельная опасность, — а она это чувствовала, — Вероника не могла расстаться с мыслью, что когда всё кончится, и она вернётся домой, то квартира ей ещё понадобится: жить-то она — где будет?! К тому же, стараясь защититься от возможных посягательств на её собственность со стороны городских воротил, она несколько дней назад отнесла заявление в БТИ, чтобы на сделки с её квартирой наложили арест, который снять может только она личной явкой. Никакие доверенности, заверенные хоть тремя нотариусами, хоть десятью, не были действительны, — только её личное присутствие! Она знала, что бонзы, если им понадобится, «сляпают» такие доверенности без проблем. Поэтому с её квартирой теперь ничего сделать было нельзя, да она и не хотела этого, как будто бестелесному духу, если её прикончат, эта квартира может понадобиться!

Где-то в глубине души, несмотря на страшный испуг, Вероника рассчитывала, что всё обойдётся и всё будет нормально. Она словно смотрела кино сама про себя и никак не могла до конца осознать, что всё происходит реально.

Устав лежать, Вероника вышла из ванной и прошла в комнату номера. Был уже третий час ночи.

Она подошла к окну. Там по-прежнему была Москва.

В чёрном небе стояло оранжевое марево от миллионов огней внизу: мегаполис не спал даже ночью.

Некоторое время Вероника постояла у окна. Чувствуя, что устала до того, что даже эмоции в её душе уже угасли, и вот-вот потухнут мысли, сделала несколько шагов к кровати, повалилась на неё и заснула тут же глубоким, но тревожным сном.

Следующий день прошёл как в тумане. Утром ей принесли завтрак, в полдень последовал обед, вечером ужин — гостиничный сервис работал, как и положено.

Вероника сняла трубку. Телефон работал, но она опустила её обратно: кому звонить?.. Некому!..

Весь день она пребывала в какой-то прострации, несколько раз выглядывала зачем-то из номера, но там прогуливался по коридору то один чеченец, то другой. Эти были незнакомые ей, совершенно другие, и Вероника поняла, что «чехов» в гостинице — пруд пруди.

К вечеру, когда стало темно, а в Москве в это время года темнело намного раньше, чем у неё на родине, она всполошилась, стала лихорадочно что-то придумывать, но ничего придумать не смогла. Так и провела остаток дня в номере с потушенным светом, лёжа на кровати и тупо глядя в потолок немигающим взглядом.

[content_block id=12909 slug=mediassylka-na-stranicu-prodazhi-veronika-napisano-perom-elektronnaya]В начале двенадцатого за ней пришли и отвели её снова в тот же кабинет.

Теперь здесь кроме администраторши сидела и какая-то расфуфыренная тётка, вся в золотых перстнях, сверкающих мелкими бриллиантами, которая беспрестанно курила длинные тонкие дорогие сигареты.

-Ну! Что?! — поинтересовалась администраторша у Вероники.

-Ничего, — ответила Вероника, словно отупевшая за сутки.

Администраторша облокотилась на стол, перебирая в руках какую-то безделушку, долго смотрела на Веронику испытывающим взглядом, потом стала говорить:

-Поскольку ты из бедной семьи, и рассчитаться тебе нечем, мы поступим по-другому!..

Она сделала паузу, снова испытывающе глядя на Веронику, будто давая той шанс одуматься и выложить требуемые ею деньги, но, немного подождав, снова заговорила:

-У женщины всегда есть, чем рассчитаться! Её кошелёк всегда при ней! И этот кошелёк у неё между ног!..

Вероника некоторое время пыталась сообразить, что несёт эта дура, а администраторша протянула руку в сторону расфуфыренной тётки, которая была занята чем-то у себя под носом, на столе.

-Это твоя «мама»! — произнесла администраторша, указывая на странную гостью.

-Что значит: моя «мама»?! — не поняла её слов Вероника.

-Это, — теперь, — твоя «мама»! — повторила ей администраторша. — Будешь работать на неё, пока не рассчитаешься со мной!..

Вероника ничего не могла понять! Какая ещё «мама»?!.. Что значит — «мама»?!.. Мама у неё есть!..

Мысли стали крутиться у неё в голове, обрабатывая слова этой наглой тётки до понятного ей языка.

Администраторша тем временем впервые за всё время беседы с нею встала из-за стола и подошла. В руках у неё было что-то, но Вероника не могла разглядеть, что это.

Администраторша протянула руки к её шее и стала что-то на неё надевать, проскочив своими пухлыми пальцами под её волосы. Вероника отпрянула в назад и, вскинув руки, отбила ручки администраторши:

-Убери свои поганые жерди!..

Вдруг её схватили сзади, скрутили руки.

Веронике стало больно, и она непроизвольно нагнулась вперёд.

Администраторша снова подошла к ней и, схватив её за локоны волос, свисавшие вниз, чтобы она не мотала головой из стороны в сторону, крикнула одному из чеченцев, крутивших ей сзади руки:

-Держи, чтоб не рыпалась!

Чеченец взял волосы Вероники у администраторши и намотал их на кулак, как верёвку. Вероника почувствовала, как кожа её скальпа натянулась, стало больно. Ей показалось, что волосы её трещат, рвутся и по очереди выскакивают из головы вместе с луковицами.

-Ай! Больно! — вскрикнула она.

Администраторша обхватила шею девушки руками, и вскоре Вероника почувствовала, что её что-то плотно обжимает.

Это был ошейник. Вероника поняла это, увидев, как администраторша отходит, а в руках держит поводок. Он был намотан на автоматическую катушку, которой можно было, нажав кнопку, делать его длиннее или короче. Второй конец поводка тянулся к её шее.

Это было так унизительно, что из глаз Вероники прыснули слёзы.

Администраторша подошла к столу, за которым по-прежнему какими-то своими делами занималась, покуривая длинную и тонкую сигарету в мундштуке, расфуфыренная дама.

-Всё! Забирай её!.. Пока не отработает долг! — сказала, передавая ей катушку поводка, администраторша.

-А сколько я должна-то?! — дёрнулась Вероника, но чеченцы только крепче сжали ей руки.

Администраторша сделала удивлённые глаза:

-А ты что? Не помнишь?!..

-Нет! — воскликнула девушка в истерике сквозь слёзы.

Администраторша снова назвала сумму.

-Да не могла я вам столько задолжать! — завопила Вероника дурным голосом. — Считать давайте!

-А что тут считать?! — приблизилась к ней администраторша. — У меня-то счётчик постоянно включен! Чем дольше бегаешь, тем больше себе набегаешь! Вот и набегала!.. Плюс — ребята за тобой на Украину смотались, в эти, как их там… Сумы! Их услуги о-оч-чень дорогие! К тому же, машина, пробег!.. Тебя что на «Запорожце» в Москву привезли?!

-Я не просила, чтобы меня вообще привозили! — воскликнула Вероника.

Администраторша подошла и двинула Веронике под дых так, что та загнулась:

-А я тебя не спрашиваю! Я не просила тебя из Москвы бежать! Осталась бы, всё бы обошлось гораздо меньшей кровью!.. И тебе здесь никто слова не давал! Ты теперь наша, пока не рассчитаешься! А рассчитываться тебе, как отсюда до Киева раком доползти, да ещё, по дороге, чтоб тебя пердолили постоянно, поняла?!..

Вероника молчала. От сильного и неожиданного удара в солнечное сплетение спазм сковал всю её дыхательную систему, и она корчилась на полу, думая, что вот-вот задохнётся.

«Мама» затушила бычок в стеклянной пепельнице, встала и натянула поводок:

-Вставай, сучка украинская, пойдём работать! Надо тебя сначала осмотреть! Но так вроде бы ничего! Ладная! О!.. Кличка у тебя рабочая будет «Лада», поняла?!..

Вероника корчилась от боли на полу, ничего ей не отвечая.

Администраторша со всего размаху пнула её в бок ногой:

-Отвечай, когда к тебе обращаются!

«Мама» остановила её:

-Анфиса, не порть мне товар, а то за неё, побитую, и цента не дадут….

[content_block id=12900 slug=posle-veronika]